благоговением поцеловала ее. Благодарный взгляд ее заблистал каким-то даже восторгом. Вот в это-то самое время подошла губернаторша и прихлынула целая толпа наших дам и старших сановников. Губернаторша поневоле должна была на минутку приостановиться в тесноте; многие остановились.
- Вы дрожите, вам холодно? - заметила вдруг Варвара Петровна и, сбросив с себя свой бурнус, на лету подхваченный лакеем, сняла с плеч свою черную (очень не дешевую) шаль и собственными руками окутала обнаженную шею всё еще стоявшей на коленях просительницы.
- Да встаньте же, встаньте с колен, прошу вас! - Та встала.
- Где вы живете? Неужели никто, наконец, не знает, где она живет? - снова нетерпеливо оглянулась кругом Варвара Петровна. Но прежней кучки уже не было; виднелись всё знакомые, светские лица, разглядывавшие сцену, одни с строгим удивлением, другие с лукавым любопытством и в то же время с невинною жаждой скандальчика, а третьи начинали даже посмеиваться.
- Кажется, это Лебядкиных-с, -- выискался наконец один добрый человек с ответом на запрос Варвары Пет ровны, наш почтенный и многими уважаемый купец Андреев, в очках, с седою бородой, в русском платье и с круглою цилиндрическою шляпой, которую держал теперь в руках, -- они у Филипповых в доме проживают, в Богоявленской улице.
- Лебядкин? Дом Филиппова? Я что-то слышала... благодарю вас, Никон Семеныч, но кто этот Лебядкин?
- Капитаном прозывается, человек, надо бы так сказать, неосторожный. А это, уж за верное, их сестрица. Она, полагать надо, из-под надзору теперь ушла, -- сбавив голос, проговорил Никон Семеныч и значительно взглянул на Варвару Петровну.
- Понимаю вас; благодарю Никон Семеныч. Вы, милая моя, госпожа Лебядкина?
- Нет, я не Лебядкина.
- Так, может быть, ваш брат Лебядкин?
- Брат мой Лебядкин.
- Вот что я сделаю, я вас теперь, моя милая, с собой возьму, а от меня вас уже отвезут к вашему семейству; хотите ехать со мной?
- Ах, хочу! - сплеснула ладошками госпожа Лебядкина.
- Тетя, тетя? Возьмите и меня с собой к вам! - раздался голос Лизаветы Николаевны. Замечу, что Лизавета Николаевна прибыла к обедне вместе с губернаторшей, а Прасковья Ивановна, по предписанию доктора, поехала тем временем покататься в карете, а для развлечения увезла с собой и Маврикия Николаевича. Лиза вдруг оставила губернаторшу и подскочила к Варваре Петровне.
- Милая моя, ты знаешь, я всегда тебе рада, но что скажет твоя мать? - начала было осанисто Варвара Петровна, но вдруг смутилась, заметив необычайное волнение Лизы.
- Тетя, тетя, непременно теперь с вами, -- умоляла Лиза, целуя Варвару Петровну.
- Mais qu'avez-vous donc, Lise![93] - с выразительным удивлением проговорила губернаторша.
- Ах, простите, голубчик shère cousine,[94] я к тете, -- на лету повернулась Лиза к неприятно удивленной своей chère cousine и поцеловала ее два раза.
- И maman тоже скажите, чтобы сейчас же приезжала за мной к тете; maman непременно, непременно хотела заехать, она давеча сама говорила, я забыла вас предуведомить, -- трещала Лиза, -- виновата, не сердитесь, Julie... chère cousine... тетя, я готова!
- Если вы, тетя, меня не возьмете, то я за вашею каретой побегу и закричу, -- быстро и отчаянно прошептала она совсем на ухо Варваре Петровне; хорошо еще, что никто не слыхал. Варвара Петровна даже на шаг отшатнулась и пронзительным взглядом посмотрела на сумасшедшую девушку. Этот взгляд всё решил: она непременно положила взять с собой Лизу!
- Этому надо
страница 85