созвучную задуманным "Бесам". Так, в письме к А. Н. Майкову от 18 (30) января 1871 г. дана интересная оценка антинигилистического романа Лескова "На ножах", публиковавшегося в "Русском вестнике" 1870-1871 гг. Действие романа происходит, как и в "Бесах", в провинциальном городе. По мнению Достоевского, сюжет романа "На ножах" и изображенные в нем нигилисты не отличаются художественной правдой и достоверностью. Исключение писатель делает лишь для двух образов - нигилистки Ванскок и священника, отца Евангела. "Много вранья, много черт знает чего, точно на луне происходит, -- замечает писатель. - Нигилисты искажены до бездельничества, -- но зато отдельные типы! Какова Ванскок! Ничего и никогда у Гоголя не было типичнее и вернее. Ведь я эту Ванскок видел, слышал сам, ведь я точно осязал ее! Удивительнейшее лицо! Если вымрет нигилизм начала шестидесятых годов - то эта фигура останется на вековечную память. Это гениально! А какой мастер он рисовать наших попиков! Каков отец Евангел!" (XXIX1, 172).
Основная тема заграничных писем Достоевского - Россия и Европа. С нею связаны размышления писателя о самобытном, отличном от европейского, историческом пути развития России и действенных силах русского общества, о "верхнем слое" и "почве", о западниках и славянофилах, о либералах и нигилистах.
Уже ко времени работы над романом "Идиот", на основе развития "почвеннических" взглядов у Достоевскога складывается своеобразная историко-философская концепция Востока и Запада с ее главной идеей - особой ролью России, призванной объединить славянский мир и нравственно обновить духовно разлагающуюся Европу.
"И вообще, все понятия нравственные и цели русских - выше европейского мира. У нас больше непосредственной и благородной веры в добро как в христианство, а не как в буржуазное разрешение задачи о комфорте. Всему миру готовится великое обновление через русскую мысль (которая плотно спаяна с православием ...) и это совершится в какое-нибудь столетие - вот моя страстная вера", -- писал Достоевский А. Н. Майкову еще 18 февраля (1 марта) 1868 г. (XXVIII2, 260).
Сквозь призму своей концепции России и "русского пути" Достоевский преломлял, как показывают его письма, ту литературу, которую он читал в период работы над "Бесами". Нужно назвать в связи с этим биографический очерк А. Станкевича "Т. Н. Грановский" (1869), работу Н. Я. Данилевского "Россия и Европа" (1869), книгу H. H. Страхова "Борьба с Западом в нашей литературе" (1869-1871), "Литературные и житейские воспоминания" И. С. Тургенева (1869), главы "Былого и дум" А. И. Герцена (1869-1870), воспоминания В. И. Кельсиева "Пережитое и передуманное" (1868) и т. д. - вплоть до журнальных статей о творчестве Толстого, Тургенева, Герцена, Полонского и до газетной хроники. О некоторых из этих источников речь пойдет далее.
Для понимания творческой атмосферы, в которой создавались "Бесы", необходимо учитывать резко отрицательное отношение Достоевского к современной буржуазной Европе, усилившееся во время его длительного пребывания за границей и обостренное тоской по России. В свете отраженного в его письмах неприятия всего европейского в этот период[312] становятся понятными и враждебные выпады Достоевского по адресу русских западников, с которыми он расходился в понимании путей преобразования русского общества и на которых возлагал ответственность за порождение Нечаевых.
Ко времени работы над "Бесами" относятся наиболее резкие высказывания Достоевского о Тургеневе и Белинском; отношение к Герцену
страница 394