было более сложным: он был в глазах Достоевского своеобразным "славянофильствующим западником", разочаровавшимся в Европе и обратившим свои надежды на Россию. Выяснение отношения Достоевского к крупнейшим представителям "поколения 40-х годов" существенно для понимания идейно-философской концепции и системы образов романа "Бесы".
В 1867 г. крайне обострились идеологические расхождения между Достоевским и Тургеневым[313] в связи с выходом "Дыма", в котором западнические симпатии Тургенева были заявлены в речах Потугина. В 1869 г. западническая программа Тургенева получила теоретическое обоснование в "Литературных и житейских воспоминаниях", полемически направленных против славянофильских теорий. Концепциям самобытного, неевропейского пути исторического развития России Тургенев противопоставил здесь программу широкой европеизации страны, необходимости для нее дальнейшего претворения лучших достижений западной цивилизации.
Некоторые высказывания Тургенева в "Литературных и житейских воспоминаниях", укреплявшие уже сложившееся у Достоевского представление о нем как об "европейце"-космополите и нигилисте, позднее были ядовито обыграны в записях к "Бесам" и в самом романе. Приведем примеры. В очерке "По поводу "Отцов и детей"" Тургенев пишет:
"...вероятно, многие из моих читателей удивятся, если я скажу им, что за исключением воззрений Базарова на художества, -- я разделяю почти все его убеждения". Далее писатель приводит слова "одной остроумной дамы", назвавшей его "нигилистом", и добавляет: "Не берусь возражать; быть может, эта дама и правду сказала".[314]
Эти признания Тургенева неоднократно пародируются в заметках к "Бесам" за 1870 г.: "Грановский соглашается наконец быть нигилистом и говорит: "Я нигилист". ... Слухи о том, что Тургенев нигилист, и Княгиня еще больше закружилась". "Великий писатель[315] был у Губернатора, но не поехал к Княгине сперва, чем довел ее до лихорадки. ... Наконец приехал на вечер к Княгине. Просит прощения у Студента и заявляет ему, что он всегда был нигилистом". "Великий поэт: "Я нигилист"" (XI, 102, 113, 114).
Для Достоевского западники и нигилисты имеют общие, европейские истоки; нигилизм в России - явление чужеродное, не имеющее корней в национальной почве.
Изучение черновых материалов к роману позволяет прийти к выводу, что роль Тургенева в творческой истории романа "Бесы" была более значительной, чем это обычно считалось до сих пор. Личность Тургенева, его идеология и творчество отразились в "Бесах" не только в пародийном образе Кармазинова, но и в плане широкой идейной полемики с ним как с видным представителем "поколения 40-х годов" об исторических судьбах России и Европы.
К периоду работы над "Бесами" относятся резко враждебные высказывания Достоевского о Белинском в письмах и заметках к роману.
Написанная несколько ранее этого времени несохранившаяся статья Достоевского о Белинском (1867), очевидно, носила полемический характер. В 1869-1870 гг. Достоевский много размышлял о Белинском и "поколении 40-х годов" в связи с работой над эпопеей "Житие великого грешника", одна из частей которой, по замыслу писателя, посвящалась 1840-м годам. Уже после окончания романа "Бесы" отношение Достоевского к Белинскому, с которым у писателя были связаны дорогие для него воспоминания литературной юности, становится более мягким, о чем свидетельствует "Дневник писателя" за 1873, 1876 и 1877 гг.[316]
Резкие выпады против Белинского в подготовительных материалах к "Бесам" обычно
страница 395