хоть бы с третьего, а не со второго слова, а то спешит! Ну, положим, умные люди не веруют, так ведь это от ума, а ты-то, говорю, пузырь, ты что в боге понимаешь? Ведь тебя студент научил, а научил бы лампадки зажигать, ты бы и зажигала.
- Вы всё лжете, вы очень злой человек, а я давеча доказательно выразила вам вашу несостоятельность, -- ответила студентка с пренебрежением и как бы презирая много объясняться с таким человеком. - Я вам именно говорила давеча, что нас всех учили по катехизису: "Если будешь почитать своего отца и своих родителей, то будешь долголетним и тебе дано будет богатство". Это в десяти заповедях.* Если бог нашел необходимым за любовь предлагать награду, стало быть, ваш бог безнравствен. Вот в каких словах я вам давеча доказала, и не со второго слова, а потому что вы заявили права свои. Кто ж виноват, что вы тупы и до сих пор не понимаете. Вам обидно и вы злитесь - вот вся разгадка вашего поколения.
- Дурында! - проговорил майор.
- А вы дурак.
- Ругайся!
- Но позвольте, Капитон Максимович, ведь вы сами же говорили мне, что в бога не веруете, -- пропищал с конца стола Липутин.
- Что ж, что я говорил, я другое дело! я, может, и верую, но только не совсем. Я хоть и не верую вполне, но все-таки не скажу, что бога расстрелять надо. Я, еще в гусарах служа, насчет бога задумывался. Во всех стихах принято, что гусар пьет и кутит; так-с, я, может, и пил, но, верите ли, вскочишь ночью с постели в одних носках и давай кресты крестить пред образом, чтобы бог веру послал, потому что я и тогда не мог быть спокойным: есть бог или нет? До того оно мне солоно доставалось! Утром, конечно, развлечешься, и опять вера как будто пропадет, да и вообще я заметил, что днем всегда вера несколько пропадает.
- А не будет ли у вас карт? - зевнул во весь рот Верховенский, обращаясь к хозяйке.
- Я слишком, слишком сочувствую вашему вопросу! - рванулась студентка, рдея в негодовании от слов майора.
- Теряется золотое время, слушая глупые разговоры, -- отрезала хозяина и взыскательно посмотрела на мужа.
Студентка подобралась:
- Я хотела заявить собранию о страдании и о протесте студентов, а так как время тратится в безнравственных разговорах...
- Ничего нет ни нравственного, ни безнравственного! - тотчас же не вытерпел гимназист, как только начала студентка.
- Это я знала, господин гимназист, гораздо прежде, чем вас тому научили.
- А я утверждаю, -- остервенился тот, -- что вы - приехавший из Петербурга ребенок, с тем чтобы нас всех просветить, тогда как мы и сами знаем. О заповеди: "Чти отца твоего и матерь твою", которую вы не умели прочесть, и что она безнравственна, -- уже с Белинского всем в России известно.
- Кончится ли это когда-нибудь? - решительно проговорила madame Виргинская мужу. Как хозяйка, она краснела за ничтожество разговоров, особенно заметив несколько улыбок и даже недоумение между новопозванными гостями.
- Господа, -- возвысил вдруг голос Виргинский, -- если бы кто пожелал начать о чем-нибудь более идущем к делу или имеет что заявить, то я предлагаю приступить, не теряя времени.
- Осмелюсь сделать один вопрос, -- мягко проговорил доселе молчавший и особенно чинно сидевший хромой учитель, -- я желал бы знать, составляем ли мы здесь, теперь, какое-нибудь заседание или просто мы собрание обыкновенных смертных, пришедших в гости? Спрашиваю более для порядку и чтобы не находиться в неведении.
"Хитрый" вопрос произвел впечатление; все переглянулись, каждый как бы
страница 216