как и анализ творческой работы автора, лишают эту версию каких бы то ни было оснований.[522]

10

Отправив к марту 1872 г. в "Русский вестник" переделанную главу "У Тихона", автор надеялся, что ею откроется печатание третьей части романа. Но Н. А. Любимов от лица редакции сообщил Достоевскому, что печатание начнется тогда, когда им "заготовлено будет почти все или по крайней мере значительная доза" (письмо от 14 марта 1872 г.).[523] В ответном письме Достоевский просил не затягивать с печатанием и начать его с апрельской книжки, обещая Любимову немедленно выслать еще одну готовую главу. Предвидя отказ, писатель предложил и другой вариант: начать печатание с августовского номера с тем, чтобы "кончить разом в августовской и сентябрьской книгах", но тут же оговорился, что это значит "повредить роману", ибо "до августа срок очень длинный" и "роман начнут забывать" (письмо от конца марта - начала апреля 1872 г. - см. XXIX1, 231).
Оба предложенных Достоевским плана вызвали у Любимова сомнения. "Если начнем в апреле, -- отвечал он, -- то опасения Ваши относительно перерывов останутся во всей силе, ибо, при доброй воле с Вашей стороны, нельзя быть застрахованным от случайностей. ... Если отложить до августа, да и в августе будем иметь лишь долю романа, хотя и значительную, то дело осенью будет в том же состоянии, в каком желательно, чтоб оно было теперь или по крайней мере в ближайшем будущем".[524] Тем не менее Любимов счел необходимым добавить, что если бы Достоевский нашел "возможным в срок, остающийся до майской или много июньской книжки, значительно подвинуть роман, то, может быть, было бы хорошо не стесняться летними месяцами" Как видно из письма Любимова от 13 апреля 1872 г., Достоевский принял предложение "с майской книжки помещать непрерывно по 3 листа в номере".[525]
Работа над третьей частью шла тяжело, а именно на нее Достоевский возлагал большие надежды; в упоминавшемся письме к Любимову от конца марта - начала апреля 1872 г. он писал: "...у меня (знающего окончание романа) есть одно убеждение (очень позволительное), что эта 3-я часть по достоинству будет выше первых двух и особенно второй (а вторая-то и производила в эту зиму в Петербурге впечатление)" (XXIX1, 232).
Договорившись с редакцией "Русского вестника" начать печатание с майской книжки и отправив в редакцию две начальные главы третьей части, Достоевский, реализуя свое намерение уехать "куда-нибудь подальше, в глушь, где можно было бы работать", 15 мая отправляется с семьей в Старую Руссу.[526] Здесь, преследуемый рядом семейных несчастий и собственной болезнью, он продолжает работу над романом, составляя планы,[527] конспекты, делая наброски будущих глав и готовя очередные главы для отсылки в журнал.
Одна из четырех тетрадей с подготовительными материалами к роману "Бесы", относящаяся к 1872 г., почти исключительно занята материалами последней части романа. Содержащиеся в ней планы, заметки и наброски, как правило, непосредственно предшествовали писанию связного текста глав этой части или возникали параллельно. В них получили первоначальную разработку многие сюжетные коллизии третьей части романа, известные нам по окончательной редакции (пожар Заречья и убийство Лебядкиных; трагическая развязка рокового романа Лизы; возвращение жены Шатова и его гибель, самоубийство Кириллова; бегство Петра Верховенского; "последнее странствование" Степана Трофимовича и его смерть, самоубийство Ставрогина и его предсмертное письмо).
Сохранившиеся рукописи конца
страница 462