в его романе "собственно портретов или буквального воспроизведения нечаевской истории ... нет..." (XXI, 125).
Желая поразить нигилистическую "гидру", Достоевский в согласии со своими "почвенническими" убеждениями стремился показать истоки болезни. О том, насколько глубокий исторический анализ предполагался автором, свидетельствует упоминание в записных тетрадях к роману Григория Котошихина, в котором, по всей вероятности, Достоевский склонен был видеть отдаленного предшественника современных западников, представителя "антирусской" партии. Радищев, Чаадаев и декабристы упомянуты в романе мельком, Достоевский сосредоточился главным образом на сопоставлении западнических и нигилистических течений 1840-х годов с движениями начала 1860-х годов и нечаевщиной.
В "Бесах" Достоевский вновь, как и в предыдущих произведениях, вернулся к журнальной полемике 1860-х годов, в которой, как известно; он принимал активное участие, причем полемизировал с журналами самой различной ориентации: "Днем", "Современником", "Русским вестником", тонко используя разногласия в революционно-демократическом лагере и противопоставляя славянофильской, западнической и радикальной идеологическим платформам "почвенническую" платформу "Времени" и "Эпохи". Духовный климат начала 1860-х годов в первой части романа характеризуется иронически. Пародийно воспроизводится на литературно "празднике (речь маньяка) выступление П. В. Павлова на литературном и музыкальном вечере в пользу "Общества для пособия нуждающимся литераторам и ученым", состоявшемся 2 марта 1862 г., -- вечере, на котором читал отрывки из "Мертвого дома" сам Достоевский. Несколько раз в "Бесах" по разным поводам упоминается роман Н. Г. Чернышевского "Что делать?": отношения супругов Виргинских пародируют программные ситуации этого романа; либерал 1840-х годов Степан Трофимович специально изучает "Что делать?", для того чтобы понять дух нигилизма, и, соглашаясь с основной идеей автора (признавал в ней "свою" идею), негодует на форму выражения; новейшие нигилисты относят утопии романа к разряду сказок и благодушных мечтаний, время которых прошло. Записные тетради к "Бесам" свидетельствуют также о том, что Достоевский намеревался ввести в роман дискуссию о смысле и значении деятельности кумира нигилистической молодежи - Д. И. Писарева. Как и вокруг романа Чернышевского, Достоевский намечал столкнуть разные точки зрения вокруг статей Писарева: "маленьким" кажется он и по росту, и по идеям Степану Трофимовичу, считающему, что критик похож на Петра Верховенского. Шатов отклоняет это сравнение как несправедливое: "Писарев был человек умный и благородный..." (XI, 171). Значительное место занимает в романе полемика с революционными демократами по эстетическим вопросам (что выше: сапоги или Шекспир и Пушкин), подготовленная публицистикой Достоевского 1860-х годов. Продолжает писатель в "Бесах" и полемику с буржуазными (Мальтус), вульгарно-материалистическими и позитивистскими взглядами (Фохт, Молешотт, Бюхнер, Крафт-Эбинг, Литтре и др.) на природу человека, причины преступности и голода в мире и т. д. В соответствии с антинигилистической памфлетной направленностью романа пародируются лозунги и проекты, содержащиеся в прокламациях начала 1860-х годов: "Великорус", "Молодая Россия" и др. Так, прокламация П. Г. Зайчневского "Молодая Россия" используется в романе для характеристики некоторых настроений и идей "особого времени", сменившего прежнюю "тишину": "Говорили ... о полезности раздробления России по народностям с
страница 438