"теория Шигалева есть крепко сделанная, обобщенная пародия на сен-симонизм, фурьеризм, кабетизм, т. е. на мечту утопического социализма о будущей мировой гармонии, о рае на земле...".[409] Обобщенность и пародийность теории Шигалева вне сомнения. Достоевский пародийно переосмысляет также различные более ранние социальные системы и утопии, включая Платона и Руссо, поскольку в этих утопиях наличествовал элемент уравнительности и регламентации. Хромой учитель не случайно предлагает вспомнить, "что у Фурье, у Кабета особенно и даже у самого Прудона есть множество самых деспотических и самых фантастических предрешений вопроса" (с. 380). В этом смысле особенно интересна "Икария" Э. Кабе -"самого популярного, хотя и самого поверхностного представителя коммунизма" в 1840-х годах.[410] По словам И. М. Дебу, Достоевский, еще будучи членом кружка Петрашевского, говорил, "что жизнь в Икарийской коммуне или фаланстере представляется ему ужаснее и противнее всякой каторги".[411] Утопия Кабе действительно характеризуется регламентацией многочисленных подробностей жизни в будущем обществе: одинаковая одежда, одинаковые дома, строгое законодательство о браке и семье, устраняющее ревность и адюльтер, упорядочение самой природы, предусматривающее существование только полезных деревьев и коллективную охоту на одно вредное насекомое и одну вредную птицу, строгий надзор за деятельностью театров, литературы, прессы, вплоть до сжигания на костре всех прежних вредных книг. Кабе предусматривал в Икарии существование полиции, внимательно следящей за соблюдением законов: "Нигде вы не найдете такой многочисленной полиции; ибо наши должностные лица и даже все наши граждане обязаны следить за выполнением законов и преследовать или оговаривать все преступления, свидетелями которых они являются".[412] В Икарии Кабе все устроено таким образом, чтобы осуществлять главное "правило", которое гласит: "прежде всего необходимое, затем полезное и в заключение приятное."[413] Достоевский вводит в "Бесы" в усеченном и окарикатуренном виде "правило" Кабе: "Необходимо лишь необходимое - вот девиз земного шара отселе" (с. 392). Преднамеренно среди устроителей различных социальных систем назван и Платон: в период работы над "Бесами" Достоевский, по особым причинам внимательно прочитывавший "Зарю", не мог пройти мимо рецензий на книги А. Сюдра "История коммунизма" (СПб., 1870) и Д. Щеглова "История социальных систем от древности до наших дней" (СПб., 1870), в которых подробно излагалась утопия Платона по его книге "Политика, или Государство".[414] Анонимный рецензент книги А. Сюдра (возможно, Н. Страхов) называет утопию Платона "замечательнейшим из коммунистических проектов".[415] А. Д. Градовский в рассуждениях по поводу книги Д. Щеглова останавливается на отличительных чертах утопии Платона, который "имеет в виду осуществление высшего нравственного порядка на земле и потому отдает личность в полное распоряжение государства".[416] Шигалев называет Платона в числе других, выдвигавших проекты социального устройства мыслителей которые "были мечтатели, сказочники, глупцы, противоречившие себе ничего ровно не понимавшие в естественной науке и в том странном животном, которое называется человеком". Но в окончательных выводах своей новейшей теории "земного рая" Шигалев как бы подтверждает справедливость размышлений Платона о неминуемом перерождении демократии в тиранию: "...излишняя свобода естественно должна переводить как частного человека, так и город не к чему другому, как к рабству",
страница 435