тоном: "Да, в скором времени произойдет последняя война, но она будет ужасна и направлена против всего существующего, против капитала и буржуазии; эта буржуазия, у которой нет ничего ни в голове, ни в сердце, держится только каким-то балансом, которого и понять нельзя, ввиду стольких немощей. Мое заключение таково, что только на развалинах, не скажу дымящихся их кровью, потому что у них давно нет ее в жилах, но на их развалинах и на их обломках мы в состоянии будем основать социальную республику". А между тем г. Жаклар "друг мира и свободы". Как же он стал бы выражаться, если б он был другом войны и деспотизма".[378] Липутин следующим образом представляет Кириллова Хроникеру: "Они только наблюдения собирают, а до сущности вопроса или, так сказать, до нравственной его стороны совсем не прикасаются, и даже самую нравственность совсем отвергают, а держатся новейшего принципа всеобщего разрушения для добрых окончательных целей. Они уже больше чем сто миллионов голов требуют для водворения здравого рассудка в Европе, гораздо больше, чем на последнем конгрессе мира потребовали" (с. 92). Это место романа Л. П. Гроссман соотносил с речью Бакунина на конгрессе "Лиги мира и свободы", на одном из заседаний которого присутствовал Достоевский (о своих впечатлениях он писал С. А. Ивановой 11 октября 1867 г.) Достоевский в романе специально подчеркивает, что речь идет о "последнем конгрессе мира" слова Липутина прямо соответствуют содержанию выступления Жаклара.
Не мог не обратить Достоевский внимания и на речь Г. Н. Вырубова, прозвучавшую на конгрессе и отличавшуюся своим атеистическим духом. Молинари, называя доктрину Вырубова "инквизиторской", приводит следующий отрывок из его речи: "Отделения церкви от государства ... недостаточно. До тех пор пока существуют религии, тирания не исчезнет на земле. Необходимо освободить ум человеческий устранением от него религиозных идей. Нельзя допускать, чтобы каждый мог избирать себе веру. Человек не имеет права упорствовать в заблуждении. Свобода совести есть только оружие".[379]
Определенный интерес представляет обзор в статье Молинари речей и документов конгресса Международной ассоциации рабочих в Брюсселе, особенно то место, где идет речь о докладе Женевского отдела о специалистах и науке. В докладе говорилось: "...великие принципы утверждены, и от наук вообще уже ожидать нечего, кроме развития частностей". Молинари, комментируя доклад, так рисует "идеал" объединившихся рабочих: "..."обновленное государство", владеющее почвой, ассоциации рабочих, эксплуатирующие все отрасли производства и распределяющие плоды своей деятельности своим членам сообразно с их трудом, не уделяя ничего капиталу, тирания коего окончательно упразднена, наконец, равномерное распределение труда, определенного принципом "равномерности обязанностей" и обеспеченное "полным обучением", имеющим целью уничтожить ученые чудовищности и установить равенство умственных способностей, -- вот идеал, к достижению коего стремится Международная ассоциация рабочих".[380] В "Бесах" наряду с подчеркиванием того, что новейшие нигилисты отрицают пользу искусств и наук, есть и упоминание требований и идеалов объединившихся рабочих: ""Мы выучились ремеслу, и мы честные люди, нам не надо ничего другого" - вот недавний ответ английских рабочих" (с. 392).
"Московские ведомости" регулярно знакомили читателей с деталями убийства Иванова и деятельностью организации Нечаева по мере того, как прояснялись обстоятельства дела. В передовой от 8 января 1870 г
страница 425