сами они люди умные". Оно и впрямь: тем, что других запрешь в сумасшедший, своего ума не докажешь. "К. с ума сошел, значит: теперь мы умные". Нет, еще не значит" (XXI, 42-43).
По совету К. П. Победоносцева Достоевский 10 февраля 1873 г. преподнес наследнику престола А. А. Романову отдельное издание романа. В письме он разъяснял причины, побудившие его создать произведение на основе нечаевского дела, -- зерно возражений Достоевского критикам романа, подробнее развернутых в статье "Одна из современных фальшей". Он писал: "Вот где начало зла: в предании, в преемстве идей, в вековом национальном подавлении в себе всякой независимости мысли, в понятии о сане европейца под непременным условием неуважения к самому себе как к русскому человеку!". Однако хотя Достоевский в статье и проводит мысли, близкие к идеям, изложенным в названном письме, но подчеркнутая личная подоплека его аргументации отличается от официально-холодных тезисов послания к наследнику престола. Вместо Грановского и Белинского, невольных отцов нынешнего нигилизма, в статье на первом месте сам автор, вспоминающий о "давнопрошедшем" петрашевском деле, т. е. в некотором смысле участник социалистического движения и предшественник современных нечаевцев: "Нечаевым, вероятно, я бы не мог сделаться никогда, но нечаевцем, не ручаюсь, может, и мог бы... во дни моей юности ... я сам старый "нечаевец"...". Отвечая критику "Русского мира", утверждавшему, что Нечаев "мог найти себе прозелитов только среди праздной, недоразвитой и вовсе не учащейся молодежи", Достоевский, ставя себя, "старого" петрашевца, на место нынешнего молодого человека, решительно отрицает это мнение как легкомысленное и несправедливое: "...почему же вы думаете, что даже убийство à la Нечаев остановило бы, если не всех, конечно, то по крайней мере некоторых из нас в то горячее время среди захватывающих душу учений. ... Мы, петрашевцы, стояли на эшафоте и выслушивали наш приговор без малейшего раскаяния ... то дело, за которое нас осудили, те мысли, те понятия, которые владели нашим духом, представлялись нам не только не требующими раскаяния, но даже чем-то нас очищающим, мученичеством, за которое многое нам простится!" (XXI, 129, 131, 133). Исключительно важно и значимо это признание писателя для верного понимания творческой истории и смысла "Бесов". Воспоминания Достоевского о 1840-х годах, исповедь бывшего фурьериста и заговорщика явственно ощутимы в романе: именно как "спешневец" понимал и чувствовал Достоевский, что современному пылкому и благородному молодому человеку, устремленному к высоким идеалам и остро недовольному настоящим, очень легко стать "нечаевцем". Выделив благожелательные или спокойные отклики на роман и не вдаваясь в подробности, оставляя в стороне резко отрицательные мнения, автор разъяснил свою цель и ту функцию, которую исполняют в "Бесах" Нечаев и нечаевское дело. Несомненно, тактическими соображениями объясняется то, что Достоевский выбрал мишенью для прямой полемики статью сотрудника реакционного "Русского мира", пытавшегося доказать, что русское общество "здорово" и что революционные идеи не имеют в нем питательной почвы. В широком смысле ответ писателя был ответом всей петербургской критике и особенно Михайловскому, статьи которого произвели благоприятное впечатление на Достоевского, так что он даже собирался писать о них отдельно, пораженный страстностью и искренностью, с которой критик "изобрел "Народ" и желает обновить весь русский мир новым и неслыханным мною доселе
страница 482