журналов, высказывавшихся за уничтожение цензуры, автор хроники с иронией называет "Время", которое "старалось убедить общество и, вероятно, не убедило, что законы, стесняющие печать, бесполезны, что возможен только один закон о печати, именно закон о ее свободе" (см.: там же. С. 237). В этих словах несомненно выразилось мнение о цензуре самого Достоевского, сформулированное им еще в показаниях по делу петрашевцев (XVIII, 123-126).
(30) С. 23...и буквы ъ, о заменении русских букв латинскими. - В 1862 г. в Петербурге состоялся ряд совещаний, посвященных проектам реформ русской орфографии и вызвавших многочисленные отклики в печати. Во "Времени" был помещен иронический отчет об этих совещаниях, названных "процессом здешних грамотеев с русской орфографией" (Время. 1862. No 3. "Смесь". С. 57-74). В "Современнике" же, в заметке "Наши толки о народном воспитании", говорилось: "В Петербурге составился целый комитет реформаторов, который действительно решил, что нашу обыкновенную азбуку и орфографию следует переделать, потому что они очень трудны .... В комитет очень либерально принимается всякий желающий, и однажды явился туда даже господин, предлагавший просто уничтожить и предать забвению азбуку, завещанную нам предками, и предлагал вместо нее латинскую; комитет, впрочем, благоразумно отклонил предложение" (1863. No 1-2. "Современное обозрение". С. 19).
(31) С. 23...в Пассаже. - В петербургском Пассаже кроме магазинов была зала предназначенная для публичных лекций и концертов. Именно в ней с 1859 г. проводились литературные чтения в пользу только что организованного Литературного фонда.
(32) С. 23...о каком-то скандале... - 13 декабря 1859 г. во время публичного диспута в зале Пассажа произошел инцидент, о котором мемуарист пишет: "В 1859 г некто Перозио выступил с рядом обвинительных статей против "Общества русского пароходства и торговли" .... Стороны решили прибегнуть к публичному третейскому разбирательству; в числе судей, кажется, со стороны Перозио были Чернышевский и Н. Серно-Соловьевич; суперарбитром был избран Е. И. Ламанский. Диспут ... не дошел до конца вследствие шумливого вмешательства публики, состоявшей главным образом из акционеров, и Е. И. (Ламанский. - Ред.) нашел нужным закрыть его, произнеся при этом: "Мы еще не созрели до публичных прений". Эти слова наделали в свое время много шума и вызвали бесчисленные протестации. Погодин же в заключительном слове сказал между прочим: "Каковы бы ни были научные результаты сегодняшнего диспута, он во всяком случае доказал, что мы созрели до публичных прений". Раздался гром рукоплесканий..." (см.: Пантелеев Л. Ф. Воспоминания. Л., 1958. С. 233). Несколько позднее Достоевский писал об этом во "Введении к "Ряду статей о русской литературе"" (1861): "...господин Ламанский среди всего Пассажа доложил нам, что мы не созрели. Господи, как мы обиделись! Господин Погодин ... начал всенародно утешать нас и, разумеется, тотчас же нас уверил (даже без большого труда), что мы совершенно созрели" (XVIII, 60). Этот инцидент вызвал широкий резонанс (см., например, статью Н. А. Добролюбова в "Современнике", 1859, No 12, под названием "Любопытный пассаж в истории русской словесности" // Добролюбов Н. А. Собр. соч.: В 9 т. М.; Л., 1962. Т. 5. С. 537-554) В 1866 г. Герцен писал в "Колоколе": ""Мы еще не созрели", -- говорил кто-то в Петербурге, и все сердились на него, "а уж сгнили", -- прибавим мы, -- страшно сгнили..." (1866. 1 июня. Л. 221; см.: Герцен А. И. Собр. соч.: В 30 т. М., 1960
страница 516