- Платон, Руссо и Фурье иронически упоминаются здесь Шигалевым в качестве создателей утопических систем организации будущего общества. К ним причислен и Чернышевский как автор "Что делать?". В четвертом сне Веры Павловны ("Что делать?" Н. Г. Чернышевского) хрустальные дворцы были украшены колоннами из алюминия.
(203) С. 379. Одна десятая доля - девятью десятыми. - Свой горячий протест против принесения жизни и интересов "девяти десятых" человечества в жертву выгодам "одной десятой" Достоевский выразил в январском выпуске "Дневника писателя" за 1876 г. "Я никогда не мог понять мысли, -- писал он, -- что лишь одна десятая доля людей должна получать высшее развитие, а остальные девять десятых должны лишь послужить к тому материалом и средством, а сами оставаться во мраке. Я не хочу мыслить и жить иначе, как с верой, что все наши девяносто миллионов русских ... будут все, когда-нибудь, образованы, очеловечены и счастливы" (XXII, 31).
(204) С. 380...у Фурье, у Кабета особенно и даже у самого Прудона есть множество самых деспотических и самых фантастических предрешений вопроса. - Об отношении молодого Достоевского к различным формам социальных утопий и их авторам см. с. 797.
(205) С. 381...перескочить через канавку. - Ироническая перефразировка выражения "перейти Рубикон" (см. примеч. к с.).
(206) С. 382...таинственный index... - По библейскому преданию, во время пира у халдейского царя Валтасара таинственная рука начертала на стене письмена, предвещавшие гибель хозяину (Книга пророка Даниила, гл. 5).
(207) С. 385. Аффилиация (франц. affiliation) - принятие в общество. Слово "аффилиировать", употребленное хромым учителем, встречается в "Проекте обязательной подписки" Н. А. Спешнева и в "Катехизисе революционера" С. Г. Нечаева (см. выше, с. 702).
(208) С. 385. Если бы каждый из нас - ожидая событий? - В беседе с А. С. Сувориным о политических преступлениях и о возможном взрыве в Зимнем дворце Достоевский в конце 1870-х годов задавался тем же вопросом: "Как бы мы с вами поступили? - спрашивал, он Суворина. - Пошли ли бы мы в Зимний дворец предупредить о взрыве или обратились ли к полиции, к городовому, чтоб он арестовал этих людей? Вы пошли бы? - Нет, не пошел бы... - И я бы не пошел" (см.: Дневник А. С. Суворина. М.; Пг., 1923. С. 15):
(209) С. 394...свирепствовал тезис Littré, что преступление есть помешательство... - Имя французского философа-позитивиста Э. Литтре (Littré; 1801-1881) названо в тексте романа ошибочно. Тезис "преступление есть помешательство", который в России пропагандировал В. А. Зайцев (в статье "Естествознание и юстиция" // Рус. слово, 1863. No 7. С. 98-127), развивал не Литтре, а бельгийский математик и статистик А. Кетле (Quetelet; 1796-1874). Зайцев писал, излагая взгляды Кетле: "...ни один естествоиспытатель не может добросовестно указать границы, где кончается здоровье и начинается сумасшествие, не может сказать, что этот человек - сумасшедший, а этот другой - преступник. А между тем призываемые в эксперты жрецы Эскулапа с важностью и наглостью невежества не задумываются никогда в определении этих границ: их не смущает, что от их шарлатанского показания зависит быть или не быть подсудимого. И, к стыду медицины и естествознания, не из среды этих наглых невежд выступили хорошие люди, впервые заявившие мысль, что преступление и умопомешательство - тождественны. ... Но понятно, что будучи не хорошо знакомы с явлениями, представляемыми умопомешательством, они выразили не вполне точно справедливую
страница 541