здесь: уязвлен.
(159) С. 297. В Англии виги и тории тоже взаимно друг другу необходимы. - Виги и тори - основные политические партии Англии XVIII-XIX вв, либеральная и консервативная
(160) С. 298...необходимо одно: усиление губернаторской власти. - Вопрос об усилении губернаторской власти волновал русское общество в 1860-1870-х годах. А. В. Никитенко записал в "Дневнике" 10 марта 1867 г.: "Валуев совершил три незабвенные, особенно значительные гадости: это знаменитый наказ об усилении губернаторской власти, его поведение с земством и деяния по делам печати" (см.: Никитенко А. В. Дневник.: В 3 т. М.; Л., 1955. Т. 33. С. 76) 27 января 1870 г. Никитенко снова пишет: "Сильные толки и всеобщее неудовольствие по поводу проекта об усилении власти губернаторов. (Об этом статья в "Московских ведомостях" No 19). Сущность этого проекта заставляет опасаться, что в силу его вся Россия отдается под полицейский надзор. ... Ничего чудовищнее, кажется, не было придумано в это бестолковое время..." (см.: там же. С. 167).
(161) С. 301. Город наш третировали они как какой-нибудь город Глупов. - Щедринское наименование города в "Бесах" не случайно: в "Искре" Тверь не раз именовалась Глуповом. См. об этом: Альтман М. С. Этюды о романе Достоевского "Бесы" // Прометей. М., 1970. Т. 5. С. 443.
(162) С. 303..о книгоношах только что появились любопытные отзывы в столичных газетах. Ср. также с 595:...книгоноша; я читал неоднократно... - В 1863 г. образовалось, а в 1869 г. получило официальные права на существование "Общество для распространения священного писания в России". О его деятельности и о так называемых "книгоношах" сообщалось в годовом отчете общества. Достоевский мог почерпнуть сведения для воссоздания облика Софьи Матвеевны из обширной статьи в "Голосе", где, в числе других, описывалась 35-летняя "книгоноша", натура "искренняя и горячая", которую, в частности, "в одном трактире оскорбили до слез" (ср. "странную, очень странную историю" с Софьей Матвеевной, которой подсунули в мешок с книгами "целую пачку соблазнительных мерзких фотографий из-за границы"). Статья заканчивалась таким "отзывом": "...мы не можем не повторить еще раз, что такие безвестные подвиги, каковы подвиги "книгонош" общества, заслуживают полнейшего сочувствия и самой широкой гласности" (Голос 18707(19) мая No 125).
(163) С. 304. Штучка - под смешным названием "Франко-прусская война". - По всей вероятности, источником импровизации Лямшина явилась следующая сцена из гл. IV "Былого и дум", опубликованная в "Полярной звезде" на 1869 г., кн. 8. "...в пятидесятых годах добрый, милый Таляндье, с досадой влюбленного в свою Францию, объяснял мне с музыкальной иллюстрацией ее падение. Когда, говорил он, мы были велики, в первые дни после февральской революции, гремела одна Марсельеза- кафе, на улицах, в процессиях - всё Марсельеза. Во всяком театре была своя Марсельеза, где с пушками, где с Рашелью. Когда пошло плоше и тише... монотонные звуки "Mourir pour la patrie" заменили ее. Это еще ничего, мы падали глубже Un sous-lietanant accablé de besogne. drin, drin, din, din, din..." - эту дрянь пел весь город, столица мира, вся Франция. Это не конец: вслед за тем мы заиграли и запели "Partant pour la Syrie" - вверху и "Qu'aimé donc Margot... Margot" - внизу, т. е. бессмыслицу и непристойность. Дальше идти нельзя" (Герцен А. И. Собр. соч.: В 30 т. М., 1957. Т. 11. С. 459). По предположению М. С. Альтмана, импровизация Лямшина восходит к музыкальным шуткам пианиста Карла Леви. Вот
страница 536