до его профессорства в Москве" (1856) он стремился дискредитировать Грановского как ученого и общественного деятеля. Утверждая, что покойный профессор был преимущественно "пассивным передатчиком усвоенного ... материала", Григорьев замечал, что "обширная начитанность не дает еще права на титул ученого" (Рус. беседа. 1856. No 4. Отд. 3. С. 56). Позднее к этой оценке, хотя и стоя на противоположной, леворадикальной позиции, присоединился Писарев (в статье 1864 г. "Нерешенный вопрос" - "Реалисты"). Он отнес Грановского к разряду "сладкогласных сирен", т. е. людей науки, которые "восхищают своих слушателей одушевленными беседами, от которых, однако, никогда, ни при каких условиях, ничего, кроме испаряющегося восхищения, не может произойти" (см.: Писарев Д. И. Соч.: В 4 т. М., 1956. Т. 3. С. 29, 31). Статья В. Григорьева о Грановском вызвала негодование современников (см. об этом: Достоевский Ф. М. Письма: В 4 т. М.; Л., 1934. Т. 3. С. 298). В статье "Сочинения Т. Н. Грановского" (1856) Н. Г. Чернышевский писал, что Грановский, "по природе и образованию призванный быть великим ученым", "был истинный сын своей родины, служивший потребностям ее, а не себе". Чернышевский видел особую заслугу ученого в том, что он влиял "на пробуждение ... сочувствия к высшим человеческим интересам" (см.: Чернышевский Н. Г. Полн. собр. соч.: В 14 т. М., 1947. Т. 3. С. 352-359).
(5) С. 9. Успел же прочесть всего только несколько лекций, и, кажется, об аравитянах... - В 1840 г. Т. Н. Грановский прочитал курс лекций по средней истории, значительную часть которого составляли лекции о галлах, о жителях Океании и др. (см.: Лекции Т. Н. Грановского по истории средневековья. М., 1961). Частично они печатались в четвертой и шестой книгах "Времени" за 1862 г. Успех этих лекций у студентов, по словам самого Грановского, превзошел его ожидания (см.: Станкевич А. В. Т. Н. Грановский. М., 1869. С. 118-119). Лекций об аравитянах в курсе Грановского не было; вероятно, упоминание о них понадобилось Достоевскому для иронической характеристики курса лекций Степана Трофимовича Верховенского. Подробнее о лекциях Грановского и о разыгравшейся вокруг них борьбе см.: Дементьев А. Г. Грановский и Шевырев // Учен. зап. Ленингр. гос. ун-та. Сер. филол. наук. 1939. No 46. Вып. 3. С. 321-354. Возможно, что в словах об аравитянах содержится намек на неудавшееся "профессорство" Гоголя, который в 1834 г. был приглашен для преподавания древней и средневековой истории в С.-Петербургский университет и в лекциях уделил особое внимание аравитянам (см.: Гоголь Н. В. Полн. собр. соч.: В 14 т. М., Л., 1952. Т. 8. С. 76-84, 759; Т. 10. С. 95, 629, 630; подробнее в очерке
Тургенева "Гоголь" (1869): Тургенев И. С. Полн. собр. соч. и писем: В 28 т. Соч. М.; Л., 1967. Т. 14. С. 75-76).
(6) С. 9...диссертацию о возникавшем было гражданском и ганзеатическом значении немецкого городка Ганау - уколола тогдашних славянофилов... - Магистерская диссертация Т. Н. Грановского "Волин, Иомсбург и Винета", защищенная в Московском университете в 1845 г. и вызвавшая нападки С. Шевырева и О. Бодянского, была посвящена истории средневековых городов. Грановский писал о нападках своих противников: "В ней (диссертации. - Ред.) вычитывают то, чего я не думал писать. Все прежние враги мои поднялись на ноги" (см.: Станкевич А. В. Т. Н. Грановский. М., 1869. С. 241). Трактовку Грановским темы средневековых городов см. также в упоминавшейся выше книге: Лекции Т. Н. Грановского по истории средневековья. М., 1961. С.
страница 508