Большим успехом пользовался спектакль, поставленный Л. Скварциной в генуэзском "Пикколо-театро" (премьера 28 февраля 1956 г.) по тексту Д Фаббри. Пьеса начиналась сценой "У Тихона". По мнению критики, "больше, чем сюжетным узлом романа ... Фаббри интересуется судьбой Ставрогина. Его интересует, может ли персонаж, при всей чудовищности его природы и поступков, быть лишен последней надежды на спасение".[615]
Мировую известность приобрела французская инсценировка А. Камю "Одержимые", премьера которой состоялась 30 января 1959 г. в парижском театре "Антуан". Композиционным центром спектакля является "Исповедь Ставрогина". Уже в дневнике 1947 г., в период работы над пьесой "Праведники", Камю отмечал: "Духовный коммунизм Достоевского- моральная ответственность всех".[616] Эта идея развивается писателем и в инсценировке "Бесов". "Я старался, -- заявил Камю в день премьеры, -- только проследить глубинное движение книги и подняться вместе с ней от сатирической комедии к драме и к трагедии ... В остальном же мы пытались среди этого жуткого, суетного, полного скандалов и насилия мира не потерять ту нить сострадания и милосердия, которые делают мир Достоевского близким каждому из нас".[617] Инсценировка Камю вызвала множество откликов, она была переведена на ряд языков[618] и помимо Франции ставилась также в Италии (1959 г.), Германии (1960 г.), Польше (1971 г.), СССР (1988 г.).
Я. Варминский, поставивший "Бесов" в варшавском театре "Атенеум" (март 1971 r.), дополнил текст Камю и усилил роль Хроникера. В этом спектакле события пропущены "как бы сквозь фильтр своеобразной сценической элегантности", а исполнитель роли Ставрогина - К. Хамец "пользуется только одним эффектом - эффектом точно сыгранной маски".[619] В постановке А. Вайды в краковском "Старом театре" (июнь 1971 г.) от пьесы Камю "осталось лишь несколько сцен, и только сложности юридического порядка заставили сохранить его имя в афише".[620] По словам Вайды, он хотел, в частности, "показать, как дворянские "либералы" превращаются в людей опасных".[621] В 1973 г. спектакль Вайды стал "лидером международного сезона" в Лондоне. Его сценография эффектна и метафорична: "Черные облака и черные кони, несущиеся над болотной, пузырчатой землей ... Черные люди в черных капюшонах, поначалу лишь передвигающие мебель на сцене, а потом по-бесовски подслушивающие человеческие исповеди и в злом плясе затаптывающие людей...".[622] Сам Вайда подчеркивал, что "черные люди" - это не "бесы", а "...очевидцы, которые ждут, что произойдет. Постепенно из помощников-служителей они превращаются в силу, которая ... вырастает на сцене, чтобы почти насильно заставить актеров довести драму до конца".[623] По более позднему его признанию: "Страх в глазах актеров - вот мое произведение!".[624] В 1988 г. вышел фильм А. Вайды "Бесы" (производство Франции), осуществленный по сценарию Ж.-К. Карьера, воспринятому критиками как "вымученный и неудовлетворительный".[625]
Некоторые режиссерские приемы Вайды были использованы Т. Ашером, венгерским постановщиком "Бесов", в театре г. Капошвар (1975 г).[626] В 1979 г. "Бесы" были поставлены итальянской труппой "Льи Ассочиати" - режиссер и исполнитель роли Степана Трофимовича Дж. Збраджа.[627]
К 1988 г. относятся первые советские постановки романа. Сцены из "Бесов" репетирует А. Васильев в "Школе драматического искусства".[628] Ю. Еремин в Московском драматическом театре имени А. С. Пушкина использовал инсценировку А. Камю (в роли Ставрогина Г. Тараторкин). При
страница 486