тому фаворизованному (природой) племени, которого в России числится по календарю несколько сот тысяч и которое, может, и само не знает, что составляет в ней всею своею массой один строго организованный союз" (с. 291). Последняя война, торжество немцев и поражение Франции отразились в музыкальной фантазии Лямшина, являющейся образным и концентрированно-публицистическим откликом писателя на европейскую злобу дня.
Из специфически русских событий последнего времени Достоевского, как установил Ф. И. Евнин, особенно заинтересовала первая в России массовая забастовка рабочих Невской бумагопрядильной мануфактуры в Петербурге в мае-июне 1870 г. В стачке приняло участие 800 человек. Она вызвала много откликов в печати, еще не привыкшей к таким серьезным выступлениям русского пролетариата: "Рабочие стачки - явление еще новое в России и в таких размерах, как стачка невских рабочих, можно сказать, небывалое".[427] Московский губернатор князь Ливен констатировал, выражая мнение наиболее трезво оценивших значение стачки: "Можно сказать, что и на наших часах подходит стрелка к тому моменту, который может прозвучать над нами рабочим вопросом, вопросом антагонизма между трудом и капиталом".[428] Стачку в романе ("шпигулинская история") Достоевский изображает в созвучии со своей идейной концепцией. Недовольство рабочих пытается использовать в своих целях Петр Верховенский. В соответствии со взглядом Достоевского на Россию как на страну, чуждую классовым конфликтам Запада, рабочие волнения в романе представлены как недоразумение, проистекшее из конфликта между "верноподданным" народом и оторвавшейся от почвы, утратившей всякие связи с глубинной Россией служебно-дворянской бюрократической администрацией.
Дело об убийстве фон Зона содержателем притона Максимом Ивановым и его сообщниками было в начале января 1870 г. наряду с убийством Иванова самым громким в Петербурге.[429] Можно предположить, что одно обстоятельство, сопутствовавшее преступлению, отразилось в "Бесах": Александра Авдеева ("Саша большая" -17-летняя проститутка) во время убийства "садится за фортепиано, стучит руками и ногами и заглушает крики и стоны несчастной жертвы"; "она и понятия не имела об игре, кулаками била по клавишам и топала ногами, когда понадобилась ее игра".[430] Лямшин (гл. "У наших") в целях конспирации также играет на фортепиано, а когда ему надоела скучная роль, "начал барабанить вальс, зря и чуть не кулаками стуча по клавишам" (с. 375)
Максим Иванов прямо упоминается в записных тетрадях как представитель преступного мира, который непременно примкнет к всеразрушителькому бунту: "В мутной воде и рыбу ловить. Максим Иванов пристанет, солдат пристанет. ... Надо удивить толпу смелостью. Все Максимы Ивановы за нами пойдут" (XI, 148-149). Максим Иванов назван здесь в связи с пунктом программы нечаевцев, предусматривавших использование для дела разбойничьего и преступного мира проституток, убийц и вообще деклассированных элементов. В окончательном тексте романа имени Максима Иванова нет, его заменил Федька Каторжный.

6

Еще О. Ф. Миллер, в распоряжении которого были воспоминания Достоевского, Н. А. Спешнева, И. М. Дебу, А. И. Пальма, Н. С. Кашкина, Н. А. Момбелли, записанные со слов петрашевцев А. Г. Достоевской и им самим, а также специально присланные воспоминания И. Л. Ястржембского, высказал мнение, что "Бесы" в психологическом смысле -- автобиографический роман, имеющий в той или иной степени в виду также и "революционную молодость" Достоевского.[431] К
страница 441