должны; мы главная гниль, на нас главное проклятие и из нас всё произошло"" (XI, 126).
В мартовских записях, датированных самим писателем, образ Князя продолжает усложняться и варьироваться, о чем свидетельствуют заголовки: "Окончательное", "Последний образ Князя".
Характерная особенность этих записей - постепенное усиление трагического звучания образа Князя, оказавшегося неспособным к подлинному нравственному возрождению. Именно в этом направлении идут творческие искания Достоевского, ощутившего отсутствие в романе подлинно трагического героя.
В записи от 7 марта н. ст. 1870 г. Князь рисуется как "развратнейший человек и высокомерный аристократ", враг освобождения крестьян. Он, подобно Раскольникову, человек идеи, которая, "уже раз поселившись в натуре", требует "и немедленного приложения к делу". Далее повторяются уже известные из предыдущих набросков черты характеристики Князя (он возвращается в город с твердым намерением стать "новым человеком", собирается отказаться от наследства и жениться на Воспитаннице, "ищет укрепиться в убеждениях" у Шатова, Голубова и Нечаева, наконец, "укрепляется в идеях Голубова", суть которых -"смирение и самообладание и что бог и царство небесное внутри нас, в самообладании, и свобода тут же" и т. д. (XI, 130-131). В итоге (см. "Окончательное") оказывается, что Князь не имеет "особенных идей". Он осознал свою оторванность от почвы и хочет стать новым человеком. "Льнет к Голубову". Неожиданно застреливается. В предсмертном письме следующим образом мотивирует самоубийство: "Я открыл глаза и слишком много увидел и - не вынес, что мы без почвы" (XI, 132)
В приведенной записи уже отчетливо поставлена проблема веры- безверия Князя, придающая трагическую двойственность его духовному строю Неспособность к полной вере вследствие оторванности от народа, от его коренных верований и преданий обусловливает, по мысли Достоевского трагическую гибель героя. "- Да я ведь в бога не верю, -- говорит он Шатов объясняет ему, что космополит и не может верить в бога - Быть на почве, быть с своим народом - значит веровать, что через этот-то именно народ и спасется всё человечество, и окончательная идея будет внесена в мир, и царство небесное в нем" (XI, 132).
В наброске, озаглавленном "Последний образ Князя" и помеченном 11 марта, в основном повторяется - в более сжатой форме - предыдущая характеристика Князя. Достоевский снова подчеркивает духовную раздвоенность Князя, мечущегося между верой и безверием, неспособного преодолеть разрыв с "почвой". В результате - трагический финал Князя. Он "объявляет условия" Воспитаннице. "Они состоят в том, что отныне он русский человек и что надо верить даже в то, что сказано им у Голубова (что Россия и русская мысль спасет человечество)". Воспитаннице говорит: ""Мы пойдем одни", Голубову: "Не верю" - доносит и застреливается" (XI, 133-134).
Обобщенная характеристика Князя набросана 15 марта 1870 г. Это, как и прежде, интеллигент, утративший кровные связи с "почвой", русским народом, остро осознавший свою трагическую изолированность, но неспособный к духовному возрождению. "Князь - человек, которому становится скучно. Плод века русского. Он свысока и умеет быть сам по себе, т. е. уклониться и от бар, и от западников, и от нигилистов, и от Голубова (но вопрос остается для него - что же он сам такое? Ответ на него: ничто). У него много ума, чтоб сознаться, что он и в самом деле не русский. Он отделывается мыслью, что не находит надобности быть русским, но когда ему
страница 408