сохранилось в неизменном виде и далее, хотя связь с тургеневскими "Отцами и детьми", ощутимая в февральских записях, постепенно ослабевает в ходе позднейшей творческой работы над романом.
Проблема поколений раскрывается в "Бесах" прежде всего в исполненных острого драматизма отношениях отца и сына Верховенских, хотя к поколению "отцов" принадлежат также Кармазинов и фон Лембке, а к поколению "детей" - Николай Ставрогин и члены кружка нигилистов.
Идейно-философскую концепцию, положенную в основу "Бесов", Достоевский разъяснял и комментировал несколько раз в письмах 1870-1873 гг. В письме от 10 февраля 1873 г., посланном наследнику А. А. Романову с отдельным изданием "Бесов", Достоевский уже после выхода романа следующим образом определит общую его идейную направленность: "Это - почти исторический этюд, которым я желал объяснить возможность в нашем странном обществе таких чудовищных явлений, как нечаевское преступление. Взгляд мой состоит в том, что эти явления не случайность, не единичны. ... Эти явления - прямое последствие вековой оторванности всего просвещения русского от родных и самобытных начал русской жизни. Даже самые талантливые представители нашего псевдоевропейского развития давным-давно уже пришли к убеждению о совершенной преступности для нас, русских, мечтать о своей самобытности. ... А между тем главнейшие проповедники нашей национальной несамобытности с ужасом и первые отвернулись бы от нечаевского дела. Наши Белинские и Грановские не поверили бы, если б им сказали, что они прямые отцы Нечаева. Вот эту родственность и преемственность мысли, развившейся от отцов к детям, я и хотел выразить в произведении моем" (XXIX1, 260).
Итак, Грановские и Белинские, т. е. русские западники 1840-х годов (в их числе, конечно, и Тургенев), -- прямые отцы современных Нечаевых. В этом высказывании Достоевского содержится и определенный намек на роман Тургенева (в центре "Бесов" - проблема "отцов и детей"), и полемика с его автором как представителем "поколения 1840-х годов".
Среди разнообразных литературно-публицистических источников, привлекавших внимание Достоевского в период работы над "Бесами" и существенных для понимания концепции романа и образа Петра Верховенского, следует рассмотреть некоторые произведения Герцена, рисующие его конфликт с русской "молодой эмиграцией" Женевы конца 1860-х годов, который особенно обострился с выходом в свет брошюры А. А. Серно-Соловьевича "Наши домашние дела" (1868).[325] Речь идет о статье Герцена "Еще раз Базаров" (1869) и главе о молодой эмиграции из "Былого и дум" (1870).[326]
Как известно, Герцен болезненно переживал свои разногласия с представителями русской революционной эмиграции и стремился найти пути для взаимопонимания и примирения с ними, ибо видел в них "своих" - союзников в общей борьбе с самодержавием.
Характерно, что конфликт с "молодой эмиграцией" Женевы Герцен неизменно воспринимал через призму романа Тургенева "Отцы и дети". В конце 1860-х годов образ Базарова, сниженный до "базаровщины", становится для Герцена синонимом всего того отрицательного, что он видел в молодых русских революционерах новой для него формации. В ряде писем Герцена 1868-1869 гг. последние неизменно именуются Базаровыми.
В статье "Еще раз Базаров", навеянной чтением статьи Писарева "Базаров", Герцена привлекает не столько подлинный тургеневский герой, сколько Базаров в интерпретации Писарева.[327] Герцен выделяет и утрирует в писаревской характеристике Базарова прежде всего такие черты
страница 402