- Я только хотел заявить, -- прокричал он, весь горя от стыда и боясь осмотреться вокруг, -- что вам только хотелось выскочить с вашим умом потому, что вошел господин Ставрогин, -- вот что!
- Ваша мысль грязна и безнравственна и означает всё ничтожество вашего развития. Прошу более ко мне не относиться, -- протрещала студентка.
- Ставрогин, -- начала хозяйка, -- до вас тут кричали сейчас о правах семейства, -- вот этот офицер (она кивнула на родственника своего, майора). И, уж конечно, не я стану вас беспокоить таким старым вздором, давно порешенным. Но откуда, однако, могли взяться права и обязанности семейства в смысле того предрассудка, в котором теперь представляются? Вот вопрос. Ваше мнение?
- Как откуда могли взяться? - переспросил Ставрогин.
- То есть мы знаем, например, что предрассудок о боге произошел от грома и молнии, -- вдруг рванулась опять студентка, чуть не вскакивая глазами на Ставрогина, -- слишком известно, что первоначальное человечество, пугаясь грома и молнии, обоготворило невидимого врага, чувствуя пред ним свою слабость. Но откуда произошел предрассудок о семействе? Откуда могло взяться само семейство?
- Это не совсем то же самое... - хотела было остановить хозяйка.
- Я полагаю, что ответ на такой вопрос нескромен, -- отвечал Ставрогин.
- Как так? - дернулась вперед студентка.
Но в учительской группе послышалось хихиканье, которому тотчас же отозвались с другого конца Лямшин и гимназист, а за ними сиплым хохотом и родственник майор.
- Вам бы писать водевили, -- заметила хозяйка Ставрогину.
- Слишком не к чести вашей относится, не знаю, как вас зовут, -- отрезала в решительном негодовании студентка.
- А ты не выскакивай! - брякнул майор. - Ты барышня, тебе должно скромно держать себя, а ты ровно на иголку села.
- Извольте молчать и не смейте обращаться ко мне фамильярно с вашими пакостными сравнениями. Я вас в первый раз вижу и знать вашего родства не хочу.
- Да ведь я ж тебе дядя; я тебя на руках еще грудного ребенка таскал!
- Какое мне дело, что бы вы там ни таскали. Я вас тогда не просила таскать, значит, вам, господин неучтивый офицер, самому тогда доставляло удовольствие. И позвольте мне заметить, что вы не смеете говорить мне ты, если не от гражданства, и я вам раз навсегда запрещаю.
- Вот все они так! - стукнул майор кулаком по столу, обращаясь к сидевшему напротив Ставрогину. - Нет-с, позвольте, я либерализм и современность люблю и люблю послушать умные разговоры, но, предупреждаю, -- от мужчин. Но от женщин, но вот от современных этих разлетаек - нет-с, это боль моя! Ты не вертись! - крикнул он студентке, которая порывалась со стула. - Нет, я тоже слова прошу, я обижен-с.
- Вы только мешаете другим, а сами ничего не умеете сказать, -- с негодованием проворчала хозяйка.
- Нет, уж я выскажу, -- горячился майор, обращаясь к Ставрогину. - Я на вас, господин Ставрогин, как на нового вошедшего человека рассчитываю, хотя и не имею чести вас знать. Без мужчин они пропадут, как мухи, -- вот мое мнение. Весь их женский вопрос - это один только недостаток оригинальности. Уверяю же вас, что женский этот весь вопрос выдумали им мужчины, сдуру, сами на свою шею, -- слава только богу, что я не женат! Ни малейшего разнообразия-с, узора простого не выдумают; и узоры за них мужчины выдумывают! Вот-с, я ее на руках носил, с ней, десятилетней, мазурку танцевал, сегодня она приехала, натурально лечу обнять, а она мне со второго слова объявляет, что бога нет. Да
страница 215