Второе: вас я тоже не могу признать достойным этой роли…

Xеверн. Позвольте — какой роли?

Софья. Ну, скажем, роли культурного работника.

Xеверн(с улыбкой). О! Почему?

Софья. Потому что вы мелкий хищник.

Хеверн(изумлён больше, чем обижен). Позвольте! Это уже… это я не ожидал! И это — я не понимаю…

Софья. Я говорю обдуманно. На столе у меня лежат документы, уличающие вас в целом ряде поступков нечестных…

Хеверн(сел, грубо). Таких документов не может быть!

Софья(стоит за столом; спокойно, веско). У меня копия вашего договора с буяновскими мужиками. Мне известна ваша сделка с предводителем…

Хеверн(пожимая плечами). Это — коммерция…

Софья(тише, с усилием). Вы убеждали Тараканова составить фальшивую опись…

Хеверн. Тараканов — психически больной…

Софья. А Шохин, которого вы пытались подкупить, — тоже больной?

Xеверн. Всё это искажено…

Софья. Вы всё бесцеремонней и глубже залезаете в карман моего брата — по-вашему, эта деятельность необходима в России?

Хеверн(отирая лицо платком). Вы можете выслушать мои объяснения?

Софья(ходит, усмехаясь). Ну, сударь мой, какие же тут объяснения могут быть? Все ясно!

Хеверн(аккуратно гасит сигару). Значит, вы меня считаете человеком нечестным и недостойным вашей руки?

Софья(остановилась удивлённая, потом смеётся). Ну, знаете, вы очень наивный человек!

Хеверн(улыбаясь, разводит руками). Если я и допустил… что-нибудь излишнее, то это потому, что я был уверен в вашем доброжелательном отношении ко мне…

Софья. Не понимаю…

Хеверн. Мне казалось, что вы считаете меня своим другом, моё дело — вашим!

Софья. Ах, вот что! Ну, вы ошиблись…

Хеверн. Ошибки нужно извинять. Я думал, что, видя, как ваш брат ведёт дела, вы меня не только не осудите, но моя предусмотрительность…

Софья(подходит к нему; тихо, но твёрдо). Ступайте вон!

(Хеверн, вспыхнув, делает движение к ней, она схватила что-то со стола; несколько секунд они стоят друг против друга молча.)

Хеверн(отступая). Вы — очень грубая женщина! Вы — смешная, да!

(Быстро идёт к двери, надев шляпу ещё в комнате. Софья, присев на край стола, одной рукой прикрыла глаза, другой — крепко трёт колено.)

Стёпка(в двери, смотрит на неё, вздыхает). Печку-то затопить?..

Софья(глухо). Не нужно… Впрочем — затопи…

Стёпка. Шохин к тебе просится…

Софья. Ах, пусть подождёт…

Стёпка. Ему в лес ехать надо…

Софья. Отстань! Ну, зови… Скорее!

(Стёпка убежала, в двери столкнулась с Антипой.)

Антипа. Эк тебя беси носят!.. Соня — что такое? Немец в зале наскочил, зелёный весь, шипит, не попрощался…

Софья(грубовато). Он тебя за этот год обобрал тысяч на десять…

Антипа. Ну-у? Молодец, не зевает… Эхма, люди!.. А Павла говорит — надо быть добрым; люди, говорит, соскучились по сердечному доверию к ним. Павла-то где — не знаешь?

Софья. Ты бы поехал куда-нибудь…

Антипа. Вот ещё… зачем?

Софья(прячет в стол бумаги). Обленился ты, Антипа… Смотреть на тебя неприятно… Оставь-ка ты меня… что ты целый день бродишь?

Антипа(уходя, грубо). Место себе ищу…

(Софья ходит по комнате, оправляя волосы. Стёпка с пучком лучины, в двери — Шохин; Софья смотрит на него и молчит.)

Шохин. Шохин пришёл.

Софья. Да. Ну, что, Яков? Скорее!

Шохин. Рассчитай меня. Отпусти…

Софья. Хорошо… Постой — почему это?

Шохин. Так. Есть причина.

Софья. Ну, что ж… Очень жаль…

Шохин. И мне жаль.

Софья. Обидел кто-нибудь?

Шохин. Нет…

Стёпка. Врёт он, его святенькая обижает, монахинька эта,
страница 133
Горький М.   Том 12. Пьесы 1908-1915