писатель», 1977, стр. 95).


21-й ГОД. …ставлю второй вариант мистерии. — 19 января Маяковский выступил в Доме печати с чтением второй редакции «Мистерии-буфф». 31 января состоялся разговор Б. Ф. Малкина с В. И. Лениным о Маяковском. В своем письме В. Э. Мейерхольду, написанном не сразу после свидания с Лениным, Малкин писал: «Необходимо поставить (мы заинтересовали большую группу партийных товарищей) Мистерию для партсъезда. Я говорил с Лениным о Маяковском и о Мистерии — мы с ним условились, что он прослушает пьесу (в чтении автора). Но теперь уж лучше подождать постановки» (ГММ). Однако постановка «Мистерии», приуроченная к открытию X съезда партии (8 марта 1921) не была осуществлена. Первое представление состоялось 1 мая 1921 года.

Лавинский, Антон Михайлович (1893–1968), Храковский, Владимир Львович (р. 1893), Киселев, Виктор Петрович (р. 1895) — художники. Грановский, Алексей Михайлович (1891–1935) — режиссер; Альтман, Натан Исаевич (1889–1970), Равдель, Ефим Владимирович — художники.


22-й ГОД. Организую издательство МАФ. — Московская ассоциация футуристов.

Третьяков, Сергей Михайлович (1892–1939) — писатель.

«Пятый интернационал» — поэма не была завершена. Написано две части из восьми задуманных.


23-й ГОД. Организуем «Леф». — «Левый фронт искусств» — название литературной группы, выпускавшей журнал того же названия (1923–1925). Организуя «Леф» и издание журнала этой группы, Маяковский, по его признанию, хотел «собрать воедино левые силы» («За что борется Леф?»), чтобы «способствовать нахождению коммунистического пути для всех родов искусства», пересмотрев «идеологию и практику так называемого левого искусства, отбросив от него индивидуалистическое кривлянье» (Письмо в агитотдел ЦК РКП/б/ об издательском плане «Леф»). Говоря словами Маяковского, левого фронта не существовало. Он был «до сих пор только в идее» («За что борется Леф?») и состоял из небольшой группки сторонников футуризма. В первое время Маяковский отдал много сил, чтобы перевести «людей искусства, мало вникавших в политику», на позиции революции. Через большинство передовиц в журнале «Леф», написанных Маяковским, проходит единая мысль ориентироваться на идеи и опыт Октябрьской революции. «Октябрь учил работой», «Революция многому выучила нас», «В революцию мы накопили множество правд…» («За что борется Леф?», «Кого предостерегаем Леф?»). Маяковский стремился вывести «левое» искусство на широкий простор жизни: «Работой в сегодня покажите, что ваш взрыв не отчаянный вопль ущемленной интеллигенции, а борьба — работа плечом к плечу со всеми, с рвущимися к победе коммуны». Великий поэт Октября предупреждал лефовцев: «Бойтесь стать очередной эстетической школкой…

Искуснейшие формы останутся черными нитками в черной ночи, будут вызывать только досаду, раздражение спотыкающихся, если мы не применим их к формовке нынешнего дня — дня революции» («Кого предостерегает Леф?»).

Характерно, что, отвечая на слова одного из критиков-формалистов, печатавшегося в журнале «Леф»: «Мы не марксисты и не будем марксистами», — Маяковский твердо заявил. «Мы были марксисты, будем марксисты и хотим быть хорошими марксистами» (ЦГАОР УССР).

Формализм «теоретиков» лефовцев резко противоречил той революционной программе, которую стремился осуществить, создавая Леф, Маяковский. Издание журнала «Новый Леф» (1927–1928) было новой попыткой Маяковского создать живой, творческий коллектив, объединенный основной общей целью.

Однако идейно-художественное размежевание внутри
страница 41