зубками

стиснув

Палец ему, сердито нахмурила бровки, и в глазках,

Ярко светившихся, бегали слезки {4}; потом, на

Гульбранда

20 С грустным упреком взглянув, она ему погрозила

Пальцем; потом вздохнула, потом наклонила

головку.

Рыцарь, смутившись, умолк на минуту; потом он

рассказ свой

Так продолжал: "Бертальда прекрасна, нельзя не

признаться;

Но чересчур уж горда и причудлива; мне во второй

раз

Нравилась мене она, чем в первый, а в третий раз

мене,

Чем во второй. Однако мне показалось, что боле

Всех других я замечен был ею, и это мне

льстило.

Вот мне вздумалось в шутку ее попросить, чтоб

перчатку

Мне свою подарила она. "Подарю, - отвечала

50 С гордой усмешкой Бертальда, - если осмелишься,

рыцарь,

Съездить один в заколдованный лес наш и верные

вести

Мне принесешь о том, что в нем происходит".

Перчатка

Мне дорога не была; но было бы рыцарю стыдно

Вызов такой от себя отклонить, и я согласился".

"Разве тебя не любила она?" - спросила Ундина.

"Я ей нравился, - рыцарь ответствовал, - так мне

казалось".

"О! так она сумасшедшая, - вскрикнула громко

Ундина,

С радостным смехом захлопав в ладоши. - Кто ж

не безумный

С милым себя разлучит и его добровольно в

волшебный

40 Лес на опасное дело пошлет? От меня б не

дождался

Этот лес такой неслыханной почести". - "Рано

утром вчера, - продолжал Гульбранд, улыбнувшись

Ундине,

Я отправился в путь. Спокойно сияли деревья

В блеске зари, полосами лежавшем на зелени

дерна;

Было свежо; благовонные листья так сладко

шептались;

Все так манило под сумрак прозрачный, что я по

неволе

Злился на глупых людей, которым страшилища в

райском

Месте таком могли померещиться. Въехал я в

чащу;

Мало-помалу все стало пустынно и тихо; густея,

50 Лес предо мной и за мною сдвигался, как будто

хватая

Тысячью рук волшебных меня. Опасаясь возвратный

Путь потерять, я коня удержал: посмотреть,

высоко ли

Было солнце, хотел я; глаза подымаю и что же

Вижу? Черное что-то колышется в ветвях дубовых.

Я подумал, что то был медведь; обнажаю поспешно

Меч. Но вдруг человеческим голосом, диким,

визгливым,

Мне закричали: "Кстати пожаловал; милости

просим;

Мы уж и веток сухих наломали, чтоб было на чем

нам

Вашу милость изжарить". Потом, с отвратительно

диким

60 Смехом оскаливши зубы, чудовище так зашумело

Ветвями дуба, что конь мой, шарахнувшись,

бросился мимо

Вскачь, и я не успел разглядеть, какой там

гнездился

Дьявол", При имени этом рыбак и старушка с

молитвой

Перекрестились; Ундина ж тихонько шепнула:

"Всего здесь

Лучше, по-моему, то, что ты не изжарен, мой

милый

Рыцарь, и то, что ты с нами. Рассказывай далее".

"Конь мой

Мчался как бешеный, - рыцарь сказал, - им владеть

не имел я

Силы; вдруг перед нами стремнина, и скачет со

мной он

Прямо в нее; но в самое ж это мгновение кто-то

70 Длинный, огромный, седой, перерезавши нашу

дорогу,

Вдруг перед диким конем повалился, и конь,

отшатнувшись,

Стал, и снова я им овладел. Озираюся - что же?

Мой спаситель был не седой великан, а блестящий

Пенный ручей, бежавший с холма",

"Благодарствую, милый,

Добрый ручей", - закричала, захлопав в ладоши,

Ундина,

Тяжко вздохнув и нахмурясь, рыбак покачал

головою;

Рыцарь
страница 7