- сказала она, - но с собою

Я принесла и душу живую; о чем же так горько

Плачу, того тебе никогда не понять; но блаженны

Слезы мои, как все блаженно тому, кто имеет

Верную душу". Струй, покачав головою с сомненьем,

Начал о чем-то думать, потом сказал: "Ты, как

хочешь,

Чванься своею живою душою, но все ты под властью

Наших стихийных законов, и все ты обязана

строгий

40 Суд наш над ним совершить в ту минуту, когда он

Верность нарушит тебе и женится снова". - "Но в

этот

Миг он еще вдовец, - отвечала Ундина, - и

грустным

Сердцем любит меня". - "Вдовец, я не спорю, - со

смехом

Струй отвечал, - но он и жених, а скоро и мужем

Будет; тогда уж ты, не прогневайся, с нашим

посольством,

Хочешь не хочешь, пойдешь; а это посольство сама ты

Знаешь какое - смерть", - "Но знаю и то, что не

можно

В замок Рингштеттен войти мне, - сказала с

улыбкой Ундина:

Камень лежит на колодце". - "А если он выйдет

из замка?

50 Струй возразил. - А если велит он камень с колодца

Сдвинуть? Ведь он об этих безделках забыл".

"Для того-то,

С ясной сквозь слезы улыбкой сказала она, - и

летает

Духом теперь он поверх Средиземного моря и

слышит

Сонный все то, что мы с тобой говорим; я нарочно

Это устроила так, чтоб он остерегся". Приметя

Рыцаря, Струй взбесился, топнул ногой,

кувыркнулся

В волны и быстро уплыл, раздувшись от ярости

китом.

Лебеди снова со звоном, со стоном начали веять,

Начали реять; и снова рыцарю видеться стало,

60 Будто летит он, летит над горами, летит над водами,

Будто на замок Рингштеттен слетел и будто

проснулся.

Так и было; проснулся Гульбранд у себя на постеле.

В эту минуту вошел кастелян объявить, что близ

замка

Встречен был патер Лаврентий, что он в лесу

недалеко

Сделал себе из сучьев шалаш и в нем поселился.

Мне на вопрос, зачем он живет здесь, когда

отказался

Рыцарев брак освятить, отвечал он: "Разве одни

лишь

Браки должны освящать мы? Другие нередко

обряды

Нам совершать случается. Если не мог пригодиться

70 Я на одно, пригожусь на другое, и жду; пированье

Может легко перейти в гореванье. Итак, кто имеет

Очи - да видит; кто уши имеет - да слышит".

В раздумье

Долго рыцарь сидел, вспоминая свой сон и значенье

Слов отца Лаврентия силясь понять; но пришедши

К милой невесте, он все позабыл, разгулялся и

снова

Сделался весел, и все осталось по-прежнему в

замке.

Глава XVIII

О ТОМ, КАК РЫЦАРЬ ПРАЗДНОВАЛ СВАДЬБУ

1 Если рассказывать мне, читатель, подробно, каков

был

В замке Рингштеттене свадебный пир, то будет с

тобою

То же, как если бы вдруг ты увидел множество

всяких

Редких сокровищ, покрытых траурным флером, и в

этом

Злую насмешку нашел над ничтожностью счастья

земного.

Правда, в этот свадебный день ничего не случилось

Страшного в замке - духам водяным, уж это мы

знаем,

Было проникнуть в него нельзя, - но со всем тем

наш рыцарь,

Гости, рыбак и даже служители были все как-то

10 Смутны; казалося всем, что на празднике с ними

кого-то

Главного нет и что этим главным никто уж не мог

быть,

Кроме смиренной, ласковой, всеми любимой

Ундины.

Всякий раз, когда отворялися двери, невольно

Все на них обращали глаза и ждали; когда же

Вместо желанной являлся иль с блюдом дворецкий,

иль ключник

С
страница 36