которую милое наше из мира

Прежде нас перешло. Есть, правда, много

избранных

Душ на свете, в которых святая печаль, как свеча

пред иконой,

10 Ярко горит, пока догорит; но она и для них уж

Все не та под конец, какою была при начале,

Полная, чистая; мною, много иного, чужого

Между утратою нашей и нами уже протеснилось;

Вот наконец и всю изменяемость здешнего в самой

Нашей печали мы видим... итак, скажу:

к сожаленью,

Наше горе земное ненадолго. Это и рыцарь

Также изведал - к худу ль, к добру ль своему, мы

увидим.

Он сначала только и мог, что плакать, так горько

Плакать, как плакала бедная, кроткая, ангел

доброты, Ундина,

20 Стоя в лодке, когда он отнял у ней ожерелье,

Коим она все поправить так мило хотела; потом он

Так же и руку вверх подымал, как Ундина, и снова

Плакал, и весь изойти слезами хотел. И Бертальда

Вместе с ним плакала искренно, горько. Друг подле

друга

В замке Рингштеттене тихо жили они, сохраняя

Свято память Ундины и вовсе почти позабывши

Прежнюю склонность. К тому ж в это время

случалось

Часто и то, что Гульбранда во сне посещала

Ундина:

Грустно к постеле его подходила она, и смотрела

30 Пристально в очи ему, и плакала молча, и тихо,

Тихо потом назад уходила, так что, проснувшись,

Сам он наверно не знал, его ли, ее ли слезами

Были так влажны щеки его. Но вот напоследок

Эти сны об Ундине стали час от часу реже;

Стало на сердце рыцаря тише; в нем скорбь

призаснула.

Но, быть может, что он для себя ничего и

придумать

В жизни не мог бы иного, как только чтоб память

Ундины

Верно хранить и об ней горевать, когда б не явился

В замке наш честный старый рыбак и не стал от

Гульбранда

40 Требовать дочери. Сведав по слуху о том, что с

Ундиной

Сделалось, доле терпеть он уже не хотел, чтоб

Бертальда

В замке одном жила с неженатым. "Рада ль, не

рада ль

Будет мне дочь, о том я теперь и знать не желаю,

Он говорил, - но где о честном имени дело,

Там разбирать уж нельзя". С приходом его

пробудилось

В рыцаре прежнее чувство, им позабытое вовсе

В горе по милой Ундине; притом же его ужаснула

Мысль: одному в опустевшем замке остаться. Но

много

Против брака с Бертальдой отец говорил в

возраженье:

50 "Точно ль Ундины на свете не было? Впрочем

на дне ли

Влажном Дуная тело ее неотпетым лежало,

Море ль его без приюта носило своими волнами

Все Бертальда отчасти ее безвременной, жалкой

Смерти причиной была, и великий грех заступить

ей

Место бедной жены, от нее пострадавшей".

Хоть это

Было и правда, но рыцарь стоял на своем;

напоследок,

С ним согласившись, рыбак остался в замке.

И тотчас

Был отправлен гонец за отцом Лаврентием с зовом

В замок Рингштеттен: Гульбранду хотелось, чтоб

тот же, кем первый

60 Брак с Ундиной его в счастливые дни совершен

был,

Ныне и с новой женою его сочетал. Но священник,

С страхом каким-то посланника выслушав, тотчас

В путь отправился; день и ночь, несмотря на

усталость

Было ль ненастье иль ясное время, - он шел.

"Помоги мне,

Господи, зло отвратить", - он молился. И вот

напоследок

Вечером поздним одним он вступил на двор,

осененный

Старыми липами, замка Рингшеттена. Рыцарь с

невестой,

Веселы, рядом с ними рыбак, задумчив, под тенью

Лип сидели. Увидя отца Лаврентия,
страница 34