сказал. - вода прибывает;

150 Имя твое здесь ненужно". - "А так-то ненужно,

погонщик

С диким хохотом гаркнул, - что, просим не

гневаться, сам я

Струй!" - И ужасную харю свою он уставил в

повозку...

Но повозка уж боле была не повозка, уж были

Лошади боле не лошади; все разлетелось,

расшиблось

В пену, в шипучую воду, и сам погонщик поднялся

Страшной волной на дыбы, и коня, который

напрасно

Рвался и бился, умчал за собой в глубину, и ужасно

Начал снова расти и расти, и горой водяною

Вырос, и был уж готов на Бертальду и рыцаря,

силой

160 Волн увлеченных, упасть, чтоб громадой своей

задавить их...

Вдруг сквозь шум гармонически-сладостный голос

раздался;

Вышел из облака месяц, и в свете его над долиной

явился

Образ Ундины; она погрозила волнам - и, разбившись

Пылью, гора водяная, ворча и журча, убежала;

В блеске месяца мирно поток заструился; и белым

Голубем свеяла тихо Ундина в долину; и, руку

Рыцарю вместе с Бертальдой подав, на муравчатый

берег

Их за собой увела; там они отдохнули; Ундинин

Конь был отдан Бертальде; за нею пешком

потихоньку

170 Рыцарь с женою пошли; и так возвратились все

в замок.

Глава XV

О ТОМ, КАК ОНИ ЕЗДИЛИ В ВЕНУ

1 С этой поры, мой читатель, жилось покойно и мирно

В замке Рингштеттене. Рыцарь все чувствовал боле

и боле

Прелесть небесную доброго сердца Ундины,

забывшей

Все для спасенья соперницы. В доброй Ундине

Всякая память о прошлом изчезла: она беззаботным

Сердцем любила и, зная, что шла прямою дорогой,

Ясную в нем питала доверенность; все в настоящем

Было ей радостно; в будущем все улыбалось.

Бертальда,

Снова ей с прежней любовью всю душу отдав,

благодарной

10 Кроткой и нежной являлась; короче, замок

Рингштеттен

Стал обителью светлого счастья. Дни пролетали

Быстро за днями; зима наступила; зима

миновалась;

Вот и весна с благовонно-зеленой своей муравою,

С светло-лазоревым небом своим улыбнулась

веселым

Жителям замка; стало на сердце их радостно, стало

и смутно.

Что ж тут дивиться, если, при виде, как в воздухе

вешнем

Нитью вились журавли и легкие ласточки мчались,

Стало и их позывать в далекую даль. Раз

случилось

Рыцарю вместе с женою и Бертальдой в прекрасное

утро

20 Около светлых истоков Дуная гулять; им об этой

Славной реке он рассказывал много: как протекала

Пышным, широким потоком она по землям

благодатным,

Как на ее берегах прекрасная Вена сияла,

Как по ней величаво ходили суда, как бежали

Мимо плывущих назад берега, услаждая их очи

Зрелищем пажитей, нив, городов и рыцарских

замков.

"О! - сказала Бертальда, - как было бы весело

съездить

В Вену водой..." - но опомнясь, она покраснела и

взоры

Робко потупила. Милым ее смущеньем Ундина

80 Тронувшись, руку ей подала, и в ней загорелось

Сильно желанье утешить подругу свою. "Да за чем

же

Дело стало? - сказала она. - Ничто не мешает

Съездить нам в Вену". Бертальда запрыгала с

радости. Вместе

Стали они учреждать поездку свою и заране

Тем, что представится им на пути, восхищались.

И рыцарь

С ними был заодно; Ундине, однако, шепнул он:

"Вспомни о Струе; ведь он могуч на Дунае", - "Не

бойся,

С смехом сказала Ундина, - пускай он попробует

сделать

Что-нибудь с нами; я тут! при мне уж никак

колобродить
страница 31