Все о себе Ундина: кто родом она, как Бертальду

Струй похитил, как к рыбакам попала Ундина

Вместо родной их дочери, словом, все. И сначала

В ужас Бертальда пришла от такого рассказа; на

сонный

90 Бред походил он; но скоро она убедилась, что было

Все то правда, и только дивилась тому, что в

волшебной

Сказке, когда-то в детстве рассказанной ей,

очутилась

Вдруг наяву, живая, сама; все ей в Ундине

Стало чуждо; как будто бы дух бестелесный меж

ними

Вдруг протеснился; ей сделалось страшно. Когда

ж, возвратяся,

Рыцарь с нежностью обнял Ундину, то было понять

ей

Трудно, как мог он ласкаться к такому созданью,

в котором

(После того, что Бертальде сама рассказала Ундина)

Виделся ей не живой человек, а какой-то холодный

100 Призрак, что-то нездешнее, что-то чужое душе

человека.

Глава XIII

О ТОМ, КАК ОНИ ЖИЛИ В ЗАМКЕ РИНГШТЕТТЕНЕ

1 Здесь мы с тобой остановимся, добрый читатель;

прости мне,

Если тебе о том, что после случилось, немного

Буду рассказывать; знаю, что можно бы было

подробно

Мне описать, как мало-помалу рыцарь наш сердцем

Стал от Ундины далек и близок к Бертальде, как

стало

Сердце Бертальды ему отвечать и час от часу жарче

Тайной любовью к нему разгораться, как стали

Ундины

Он и она дичиться и в ней существо им чужое

Видеть, как Ундина плакала, как пробуждали

10 Слезы ее заснувшую совесть Гульбранда, а прежней

В нем любви уже пробудить не могли, как порою

Жалость его к Ундине влекла, а ужас невольно

Прочь отталкивал, сердце ж стремило к Бертальде,

созданью

С ним однородному... знаю, что это все я умел бы,

Добрый читатель, порядком тебе рассказать; но

позволь мне

Лучше о том позабыть, что так больно душе;

испытали

Все мы неверность здешнего счастья; ты сам,

вероятно,

Был им обманут, таков уж земной человеческий

жребий.

Счастлив еще, когда при разделе житейского был

ты

20 Сам назначен терпеть, а не мучить; на свете сем

доля

Жертвы блаженней, чем доля губителя. Если сей

лучший

Жребий был твой, читатель, то, может быть, слушая

нашу

Повесть, ты вспомнишь и сам о своем миновавшем,

и тихо

Милая грусть тебе через душу прокрадется, снова

То, что прошло, оживет, и ты слезу сожаленья

Бросишь опять на цветы, которыми так любовался

Прежде на грядках своих, давно уж растоптанных.

Полно ж,

Полно об этом, читатель. Послушай, и с доброй

Ундиной

То же сбылось, что и с нами со всеми: Ундина

страдала.

30 Но и Гульбранд и Бертальда не были веселы.

Всякий

Раз, когда Ундина хоть мало была несогласна

В чем с Бертальдой, последней казалось, что

ревность владела

Сердцем обиженной бедной жены; и мало-помалу

Вид госпожи, причудливо-грубой и гордой,

Бертальда

С ней приняла; Ундина с грустным незлобием

молча

Все сносила; а рыцарь всегда стоял за Бертальду.

Боле ж всего с недавнего времени вот что согласье

Жителей замка стало тревожить: Гульбранд и

Бертальда

Начали вдруг на всех переходах, во всех закоулках

40 Замка встречать приведенья, о коих дотоле

и слуху

Не было; белый, седой человек, в котором

проказник

Дядя Струй Гульбрандом, смотритель фонтанов

Бертальдой

Узнаны были, стал им повсюду обоим, Бертальде ж

Чаще, являться с угрозой, так что Бертальда от

страха

Стала больна и даже решилась бы
страница 25