герцогиня благостным сердцем

Бедной сиротке мать заменила. Стала сиротка

Девою милой, радостью сердца, прелестью взоров;

Милую деву промысел божий щедро осыпал

Всем... но отдаст ли лучшее в жизни, мать и отца,

ей?"

40 С грустной улыбкой цитру свою опустила Ундина;

Песня ее растрогала всех, а герцог с женою

Плакали. Герцог сказал: "Так точно случилось в

то утро,

Милая наша сиротка Бертальда, когда милосердый

Бог наградил нас тобою; но права певица, не можем

Лучшего блага земного тебе возвратить мы, родную

Мать и родного отца", Ундина снова запела:

"Мать тоскует, бродит, кличет... нет ей ответа;

Ищет, ищет, что ж находит? дом опустелый.

О, как мрачен, как ужасен дом опустелый,

80 Где дотоле днем и ночью мать в упоеньи

Целовала, миловала дочку родную!

Будет снова заниматься ярко денница;

Придут снова дни весенни, благоуханны;

Но денница, дни весенни, благоуханны

Не утешат боле сердца матери бедной;

Все ей чуждо; в целом свете нет ей отрады;

Невозвратно все пропало с дочкой родною".

"О Ундина! ради бога открой мне! ты знаешь,

Где отец мой и мать; ты этот, этот подарок

60 Мне приготовила. Где они? Здесь? Отвечай мне,

Ундина".

Взор Бертальды, сверкая, летал по собранью; меж

знатных

С ними сидевших гостей выбирала она. Но Ундина

Вдруг залилася слезами, к толпе обратилась, рукою

Знак подала и воскликнула: "Где вы? явитесь,

Найденной дочери вашей отец и мать!" Расступилась

С шумом толпа; из средины ее рыбак и старушка

Вышли; робко глаза устремили они на Ундину.

"Вот она, ваша родная дочь!" - закричала Ундина,

Им указав на Бертальду; и с громким рыданьем на

шею

70 Бросились к ней старики; но Бертальда с

пронзительным криком

Их от себя оттолкнула; страх, изумленье, досада

Вдруг на лице ее отразились. Какой нестерпимый,

Тяжкий удар для ее надменной души, ожидавшей

Нового блеска с открытием знатных родителей! Кто

же?

Кто же эти родители? Нищие!.. В эту минуту

В мысль ей пришло, что все то придумано хитро

Ундиной

С тем, чтоб унизить ее перед светом и рыцарем.

"Злая

Ложь! обманщица! подкуп!" - вот что твердила

Бертальда,

Гневно смотря на старушку, на мужа ее и Ундину.

80 "Господи боже! - тихонько старушка шептала.

Какое ж

Злое созданье стала она! а все-таки сердце

Чует мое, что она мне родная". Рыбак же,

сложивши

Руки, молился, чтоб бог не карал их, послав им

такую

Дочь; а Ундина, как ангел, вдруг утративший небо,

Бледная, в страхе внезапном, не ведая, что с ней

Делалось, вся трепетала. "Опомнись, Бертальда!

Бертальда,

Есть ли душа у тебя?" - она повторяла, стараясь

Доброе чувство в ней возбудить, но напрасно;

Бертальда

Точно была вне себя; она в исступленьи кричала

90 Криком; рыбак и старушка плакали горько, а гости,

Странным явленьем таким изумленные, начали

шумно

Спорить, кто за Ундину, кто за Бертальду; в

ужасный

Все пришло беспорядок, и вот напоследок Ундина,

С чувством своей правоты, с благородством

невинности мирной,

Знак подала рукой, и все замолчали. Смиренно,

Тихо, но твердо сказала она: "Вы странные люди!

Что я вам сделала? Чем раздражила я вас? И за

что вы

Так расстроили милый мой праздник? Ах, боже!

доныне

Я о ваших обычаях, вашем безумном, жестоком

100 Образе мыслей не знала, и их никогда не узнать

мне.
страница 22