незнакомцем где-то

встречался;

Тщетно Бертальда его осыпала вопросами; рыцарь

Был как в чаду и все с беспокойством смотрел на

Ундину.

Вдруг Ундина, захлопавши с радостным криком в

ладоши,

Кинулась прочь, и блаженством глазки сверкали;

с досадой

Сморщивши лоб и седой покачав головой,

незнакомец

Влез в водоем, где вмиг и пропал. Тут решилось

сомненье

Рыцаря. "Что, Ундина, с тобою смотритель

фонтанов

Здесь говорил?" - спросила Бертальда.

С таинственным видом

Ей головкой кивнула Ундина. "В твои именины,

70 Послезавтра, ты это узнаешь, Бертальда, мой

милый,

Милый друг; я тебя и твоих приглашаю на этот

Праздник к себе". Другого ответа не было. Скоро

После того они проводили Бертальду и с нею

простились.

"Струй?" - спросил с содроганьем невольным

рыцарь Ундину,

С ней оставшись один в темноте перед герцогским

домом.

"Он, - отвечала Ундина, - премножество всякого

вздора

Мне насказал; но, между прочил!, открыл и такую

Нехотя тайну, что я себя не помню от счастья.

Если велишь мне все рассказать сию же минуту,

80 Я исполню приказ твой; но, милый, Ундине большая

Радость была бы, когда б ей теперь промолчать ты

позволил".

Рыцарь охотно на все согласился, - и можно ли было

В чем отказать Ундине, столь мило просящей?

И сладко

Было ей в ту ночь засыпать; она, забываясь

Сном, потихоньку сама про себя с улыбкой шептала:

"Ах, Бертальда как будет рада! какое нам счастье!"

Глава XI

О ТОМ, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ НА ИМЕНИНАХ БЕРТАЛЬДЫ

1 Гости уж были давно за столом, и Бертальда,

царица

Праздника, в золоте, перлах, цветах, подаренных

друзьями

Ей в именины, сидела на первом месте, Ундина

С правой руки, а рыцарь с левой. Обед уж кончался;

Подали сласти; дверь была отперта; в ней теснилось

Множество зрителей всякого званья; таков был

старинный

Предков обычай: каждый праздник тогда почитался

Общим добром, и народ всегда пировал с господами.

Кубки с вином и закуски носили меж зрителей

слуги;

10 Было шумно и весело; рыцарь Гульбранд и

Бертальда

Глаз не сводили с Ундины; они с живым

нетерпеньем

Ждали, чтоб тайну открыла она; но Ундина

молчала;

Было заметно, что с сердца ее и с уст, озаренных

Ясной улыбкой, было готово что-то сорваться;

Но (как ребенок, любимый кусок свой к концу

берегущий)

Все молчала она, чтоб продлить для себя

наслажденье.

Рыцарь смотрел на нее с неописанным чувством;

Ундина

В детской своей простоте, с своим добродушием

прелесть

Ангела божия в эту минуту имела. Вдруг гости

20 Стали ее убеждать, чтоб спела им песню. Сверкнули

Ярко ее прекрасные глазки; поспешно схватила

Цитру и вот какую песню тихо запела:

"Солнце сияет; море спокойно; к брегу с любовью

Воды теснятся. Что на душистой зелени брега

Светится, блещет? Цвет ли чудесный, посланный

небом

Свежему лугу? Нет, светлоокий, ясный младенец

Там на зеленом дерне играет. Кто ты, откуда,

Милый младенец? Как очутился здесь, на чужбине?

Ах! из отчизны был он украден морем коварным,

30 Бедный, чего ж ты менаду цветами с жадностью

ищешь?

Цвет благовонный жив, но без сердца; он не

услышит

Детского крика; он не заменит матери нежной.

Лучшего в жизни рано лишен ты, бедный младенец.

Мимо проехал с свитою герцог; в пышный свой

замок

Взял он сиротку; там
страница 21