поле они: там имперский

Город лежал перед ними в лучах заходящего

солнца.

Глава X

О ТОМ, КАК ОНИ ЖИЛИ В ИМПЕРСКОМ ГОРОДЕ

1 В этом имперском городе все почитали погибшим

Нашего рыцаря {11}, все сожалели о нем, а Бертальда

Боле других; она себя признавала причиной

Смерти его, и совесть терзала ей сердце, и милый

Рыцарев образ глубоко в него впечатлен был

печалью.

Вдруг он явился, живой и женатый, а с ним и

свидетель

Брака его, отец Лаврентий; весь город нежданным

Чудом таким приведен был в волненье; прелесть

Ундины

Всех поразила, и слух прошел, что в лесу из-под

власти

10 Злого волшебника рыцарь избавил ее, что породы

Знатной она. Но на все вопросы людей любопытных

Рыцарь ответствовал глухо; патер же был на

рассказы

Скуп, да и скоро в свой монастырь возвратился он;

словом,

Мало-помалу толки утихли; одной лишь Бертальде

Было грустно: скорбя о погибшем, она поневоле

Сердцем привыкла к нему и его своим называла.

Скоро, однако, она одолела себя; от природы

Было в ней доброе сердце, но чувство глубокое

долго

В нем не могло сохраняться, и здесь легкомыслие

было

20 Верным лекарством. Ундину ласкала она, а Ундине,

Простосердечной, доброй Ундине боле и боле

Нравилась милая, полная прелести сверстница.

Часто

Ей говорила она: "Мы, верно, с тобою, Бертальда,

Как-нибудь были прежде знакомы, иль чудное

что-то

Есть между нами; нельзя же, чтоб кто без причины,

без сильной,

Тайной причины, мог так кому полюбиться, как ты

мне

Вдруг полюбилася с первого взгляда". И в сердце

Бертальды

Что-то подобное было, хотя его и смущала

Зависть порою. Как бы то ни было, скоро друг с

другом

50 Стали они неразлучны, как сестры родные. Но

рыцарь

Был готов уж в замок Рингштеттен, к истокам

Дуная

Ехать, и день разлуки, может быть вечной разлуки,

Был недалеко; Ундина грустила; и вот ей на мысли

Вдруг пришло, что Бертальду с собою в замок

Рингштеттен

Могут они увезти, что на то герцогиня и герцог,

Верно, по просьбе ее согласятся. Однажды об этом

Рыцарь, Ундина, Бертальда втроем рассуждали. Был

теплый

Летний вечер, и темною площадью города вместе

Шли они; синее небо глубоко сияло звездами;

40 В окнах домов сверкали огни; перед ними ходили

Черные тени гуляющих; шум разговоров, слиянье

Музыки, пенья, хохота, крика детей наполняли

Чудным каким-то говором воздух, и он напоен

был

Весь благовонием лип, вокруг городского фонтана

Густо насаженных. Здесь, от шумной толпы в

отдаленьи,

Близ водоема стояли они, упиваясь прохладой

Брызжущих вод, их слушая шум и любуясь на

влажный

Сноп фонтана, белевший сквозь сумрак, как

веющий, легкий

Призрак; и их веселило, что так они в многолюдстве

50 Были одни, и все, что при свете казалось столь

трудным,

Сладилось само собой без труда в тишине

миротворной

Ночи; и было для них решено, что Бертальда

поедет

В замок Рингштеттен. Но в ту минуту, когда

назначали

День отъезда они, подошел к ним, как будто из

мрака

Вдруг родившийся, длинный седой человек,

поклонился

Чинно, потом кивнул головою Ундине и что-то

На ухо ей прошептал. Ундина, нахмуривши бровки,

В сторону с ним отошла, и тогда начался между

ними

Шепот на странном каком-то чужом языке; а

Гульбранду

60 В мысли пришло, что он с
страница 20