могучим потокам союзник. Принес

он

Некогда к жителям хижины здешней меня

беззаботным,

Ясным, веселым младенцем; и он же ныне отсюда

В дом отца моего меня отнесет измененным, живую

Душу принявшим созданьем, любящей, скорбящей

женою".

Дале она говорить не могла; пораженный,

плененный,

150 Рыцарь ее обхватил, и на руки поднял, и вынес

На берег; там перед небом самим повторил он обет

свой:

С ней неразлучно жить на земле и делить все

земное.

В сладком согласии, за руки взявшись,

медлительным шагом

В хижину оба пошли. И Ундина, глубоко постигнув

Благо святое души, перестала жалеть о прозрачном

Море и влажных жилищах отцовского чудного

царства.

Глава IX

О ТОМ, КАК РЫЦАРЬ И ЕГО МОЛОДАЯ ЖЕНА ОСТАВИЛИ ХИЖИНУ

1 Рыцарь, проснувшись с зарей на другой день,

весьма удивился,

Видя, что подле него Ундины нет, и снова он начал

Думать, что все, происшедшее с ним в последнее

время,

Было мечта. Но в эту минуту Ундина явилась;

Севши к нему на постель, сказала она: "Я ходила

В лес проведать, исполнил ли дядя свое обещанье?

Все исполнено: воды свои он собрал и снова

Лесом бежит одинок, невидим и задумчиво шепчет;

Всех водяных и воздушных друзей распустил он,

и стало

10 Тихо в лесу, и все в порядке по-прежнему; можем,

Милый, отправиться в путь как скоро захочешь".

С каким-то

Странным чувством, похожим на робость, слушал

Ундину

Рыцарь: ее родные были ему не по сердцу.

Но Ундина своею тихою прелестью снова

Сладкий покой возвратила ему, и, любуясь с ней

вместе

Зеленью берега, так благовонно, свежо и

прозрачно

Светлою влагой объятого, рыцарь сказал: "Для чего

же

Так нам спешить отсюда, Ундина? Уж, верно, не

встретим

Мы нигде толь мирного счастья, каким насладились

20 В этом краю; побудем же здесь; никто нас не

гонит".

"Что ты, мой друг, прикажешь, то и будет,

сказала с покорным

Видом Ундина, - но слушай: моим старикам

разлучаться со мною

Тяжко и так, а они еще не знают Ундины,

Новой, нежной, любящей, смиренной Ундины; и все

им

Мнится еще, что смиренье мое не надежней покоя

Вод; и меня легко позабудут они, как весенний

Цвет, как быструю птичку, как светлое облако; дай

же

Милый, в тот миг, как навек на земле нам должно

расстаться,

Скрыть мне от них тобой сотворенную, верную душу.

30 Если же долее здесь мы пробудем, то буду ль уметь

я

Так притвориться, чтоб им моя не открылася

тайна?"

Рыцарь был убежден, и вмиг собралися в дорогу;

Снова коня оседлали; священник вызвался с ними

В город идти через лес и с рыцарем вместе Ундине

Сесть помог на седло. Обнялися; расстались; Ундина

Плакала тихо, но горько; добрый рыбак и старушка

Выли голосом, глядя за нею вслед и как будто

Вдруг догадавшись, какое сокровище в эту минуту

В ней потеряли. В грустном молчаньи вперед

подвигались

40 Путники. Гущи лесной уж достигли они, и

прекрасно

Было видеть в зеленой тени на разубранном пышно

Гордом коне молодую робкую всадницу, справа

Старого патера в белой одежде, а слева, в богатом

Пестром уборе, прекрасного рыцаря. Бережно чащей

Леса они пробирались. Рыцарь одну лишь Ундину

Видел; Ундина же влажные очи свои в упоеньи

Новой души на него одного устремляла, и скоро

Тихий, немой разговор начался между ними из

нежных

Взглядов и вздохов. Но
страница 18