безответно

20 Выразил все. С довольным сердцем он встал и к

домашним

Вышел; все трое сидели молча, на лицах их видно

Было, что тяжко тревожило их ожиданье

развязки;

Видно было, что внутренне бога священник молил:

да поможет

Им защититься от козней врага. Но как скоро

явился

С ясным лицом новобрачный, то вмиг и у них

просияли

Души и лица; рыбак и старушка заплакали; к небу

Взор благодарный поднял священник. Потом и

Ундина

Вышла; они хотели пойти к ней навстречу, но стали

Все неподвижны: так знакома и так незнакома

30 Им в красоте довершенной она показалась.

Священник

Первый к ней подошел; но лишь только он руку,

чтоб дать ей

Благословение, поднял, она ему поклонилась

В землю и стала прощенья просить в словах

безрассудных,

Сказанных ею вчера; потом примолвила: "Добрый

Друг, помолись о спасеньи моей души

многогрешной".

Вставши, она обняла стариков, и то, что сказала

Им, было так полно души, так было их слуху

Ново и так далеко от всего, что прежде пленяло

В ней, не касаясь до сердца, что оба они,

зарыдавши,

40 Стали молиться вслух и ее называли небесным

Ангелом, дочкой родною; она же с сердечным

смиреньем

Их целовала; такой и осталась она с той минуты:

Кроткой, покорной женою, хозяйкой заботливой, в

то же

Время девственно чистым, божественно милым

созданьем.

Рыцарь, старик и старушка, давно уж привыкнув к

причудам

Детским ее, все ждали, что снова она, как и

прежде,

Станет проказить, но в этот раз они обманулись:

Ангелом тихим осталась Ундина. Священник,

любуясь

Ею, воскликнул: "Радуйтесь, рыцарь; господь

милосердый

50 Вам даровал чрез меня, недостойного, редкое

счастье;

Будет добро вам и в здешней и в будущей жизни,

когда вы

Чистым его сохраните. Господь помоги вам обоим",

Около вечера с нежностью робкой Ундина, взявши

Гульбранда

За руку, тихо его повлекла за собою на вольный

Воздух. Безоблачно солнце садилось, светя на

зеленый

Дерн сквозь чащу дерев, за которыми тихо горело

Море вдали. Во взорах жены молодой трепетало

Пламя любви, как роса на лазурных листках; но,

казалось,

Грустная тайна уста ей смыкала, порой

выражаясь

60 Вздохом невнятным. В молчаньи она вела за собой

Рыцаря дале; когда же с ней говорил он, ответа

Не было, взор один отвечал; но в этом сердечном

Взоре целое небо любви и смиренья лежало.

Так подошли напоследок они к лесному потоку...

Что же рыцарь увидел? Разлив уже миновался;

Мелким ручьем стремился поток. "Он исчезнет

К утру совсем, - сказала Ундина, скрывая

рыданье,

Завтра кончится все, и тебе уж препятствия боле,

Милый, не будет отсель удалиться, как скоро

захочешь",

70 "Вместе с тобою, Ундиночка", - рыцарь ответствовал,

"Это

В воле твоей, - шепнула она, усмехаясь сквозь

слезы.

Друг, я знаю, что ты Ундиночку любишь. Она же

Всею душою твоя, и навек. Но, милый, послушай,

Перенеси меня на руках на этот (зеленый

Остров; там приютней. Хотя и самой мне сквозь

волны

Было б нетрудно туда проскользнуть, но, друг, мне

так сладко

Быть на руках у тебя. И если нам должно

расстаться,

То хоть в последние счастьем земным подышу я

Здесь у тебя на груди". И, растроган, встревожен,

80 Рыцарь Ундину на руки взял и понес через воду.

Было то место знакомо, то был островок, на
страница 16