творилося с нею, не ведал никто. Напоследок

Слезы обтерла она и священнику, в сильном

волненьи

Сжавши руки, сказала: "Отец мой, не правда ль,

ужасно

Душу живую иметь? И не лучше ль, скажи мне,

не лучше ль

Вечно пробыть без души?.." Она замолчала,

уставив

40 Острый, расстроенный взор на священника. Все

поднялися

С мест, как будто дичася ее; не дождавшись ответа,

С тяжким вздохом она продолжала: "Великое бремя,

Страшное бремя душа! при одном уж ее ожиданьи

Грусть и тоска терзают меня; а доныне мне было

Так легко, так свободно". Она опять зарыдала,

Скрыла в ладони лицо и, свою наклонивши

головку,

Плакала горько, а светлые кудри, скатясь на

прекрасный

Лоб и на жаркие щеки, повисли густым покрывалом.

50 С строгим лицом подошел к ней священник.

"Ундина, - сказал он,

Именем господа бога тебе говорю: исповедуй

Душу свою перед нами, и, если таится в ней злое,

Бог милосерд, он помилует". Тихим, покорным

младенцем

Стала она перед ним на колена, и, руки сложивши,

Набожно к нему глаза подняла, и крестилась, и, имя

Божие славя, твердила, что не было зла никакого

В сердце ее. Священник сказал, обратяся к

Гульбранду:

"Рыцарь, вам поверяю я ту, с которою ныне

Сам сочетал вас: душою она беспорочна, но много

60 Чудного в ней. Примите мой добрый совет:

осторожность,

Твердость, любовь; остальное на власть милосердого

бога

С верой оставьте". Сказав, новобрачных священник

Перекрестил и вышел; за ним рыбак и старушка,

Также крестясь и молитву читая, вышли. Ундина

Все еще на коленях стояла в молчаньи; когда же

Все удалились, она потихоньку лицом обернулась

К рыцарю, кудри раздвинула, мало-помалу, как

будто

В чувство входя, головку свою подняла и уныло

Очи лазурные, полные слез, на него устремила.

70 "Милый, ты верно, также покинешь меня,

прошептала

Робко она, - но чем же я, бедная, чем виновата?"

Руки ее так призывно, так жарко к нему поднялися,

Взоры ее так похожи на небо прекрасное стали,

Голос ее так глубоко из сердца раздался, что

рыцарь

Все позабыл и в порыве любви протянул к ней

объятья;

Вскрикнула, вспрыгнула, кинулась к милому в руки

Ундина,

Грудью прильнула ко груди его и на ней онемела {8}.

Глава VIII

О ТОМ, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ НА ДРУГОЙ ДЕНЬ СВАДЬБЫ

1 Свежий утренний луч разбудил новобрачных;

блаженством

Ясные очи Ундины горели; а рыцарь в глубокой

Думе молчал про себя; всю ночь он видел какой-то

Странный, мучительный сон: все снилось ему, что

хотели

Бесы его обольстить под видом красавиц, что в

змеев

Адских красавицы все перед ним обращались.

Проснувшись

В страхе, он начал смотреть недоверчиво: тут ли

Ундина?

Нет ли в ней какой перемены?.. Но было все тихо,

Буря кончилась; полный месяц светил, и Ундина

10 Сном глубоким спала, положивши горячую щеку

На руку; вольно дышала она, и сквозь сон, как

журчанье,

Шепот невнятный бродил по жарко раскрывшимся

губкам.

Видом таким успокоенный, рыцарь заснул, но в

другой раз

Тот же сон! наконец засияла заря, и проснулися

оба.

Сон рассказавши, рыцарь просил, чтоб Ундина

простила

Страх безрассудный ему. Вздохнувши, прекрасную

руку

С грустью она ему подала, и ни слова; но сладкий,

Полный глубокой любовию взгляд, какого дотоле

Рыцарь в лазоревых глазках ее не встречал,
страница 15