снимет

Голову; двух смертей не видать, одной не минуешь".

"Нет, мой милый Иван-царевич, не должно терять нам

Бодрости. То ли беда? Беда впереди; не печалься;

Утро вечера, знаешь ты сам, мудренее: ложися

Спать; а завтра поранее встань; уж дворец твой построен

Будет; ты ж только ходи с молотком да постукивай в стену".

Так все и сделалось. Утром ни свет ни заря, из каморки

Вышел Иван-царевич... глядит, а дворец уж построен.

Чудный такой, что сказать невозможно. Кощей изумился;

Верить не хочет глазам. "Да ты хитрец не на шутку,

Так он сказал Ивану-царевичу, - вижу, ты ловок

На руку; вот мы посмотрим, так же ли будешь догадлив.

Тридцать есть у меня дочерей, прекрасных царевен.

Завтра я всех их рядом поставлю, и должен ты будешь

Три раза мимо пройти и в третий мне раз без ошибки

Младшую дочь мою, Марью-царевну, узнать; не узнаешь

С плеч голова. Поди". - "Уж выдумал, чучела, мудрость,

Думал Иван-царевич, сидя под окном. - Не узнать мне

Марью-царевну... какая ж тут трудность?" - "А трудность такая.

Молвила Марья-царевна, пчелкой влетевши, - что если

Я не вступлюся, то быть беде неминуемой. Всех нас

Тридцать сестер, и все на одно мы лицо; и такое

Сходство меж нами, что сам отец наш только по платью

Может нас различать". - "Ну что же мне делать?" - "А вот что:

Буду я та, у которой на правой щеке ты заметишь

Мошку. Смотри же, будь осторожен, вглядись хорошенько,

Сделать ошибку легко. До свиданья". И пчелка исчезла.

Вот на другой день опять Ивана-царевича кличет

Царь Кощей. Царевны уж тут, и все в одинаковом

Платье рядом стоят, потупив глаза. "Ну, искусник,

Молвил Кощей, - изволь-ка пройтиться три раза мимо

Этих красавиц, да в третий раз потрудись указать нам

Марью-царевну". Пошел Иван-царевич; глядит он

В оба глаза: уж подлинно сходство! И вот он проходит

В первый раз - мошки нет; проходит в другой раз - все мошки

Нет; проходит в третий и видит - крадется мошка,

Чуть заметно, по свежей щеке, а щека-то под нею

Так и горит; загорелось и в нем, и с трепещущим сердцем:

"Вот она, Марья-царевна!" - сказал он Кощею, подавши

Руку красавице с мошкой. "Э, э! да тут, примечаю,

Что-то нечисто, - Кощей проворчал, на царевича с сердцем

Выпучив оба зеленые глаза. - Правда, узнал ты

Марью-царевну, но как узнал? Вот тут-то и хитрость;

Верно, с грехом пополам. Погоди же, теперь доберуся

Я до тебя. Часа через три ты опять к нам пожалуй;

Рады мы гостю, а ты нам свою премудрость на деле

Здесь покажи: зажгу я соломинку; ты же, покуда

Будет гореть та соломинка, здесь, не трогаясь с места,

Сшей мне пару сапог с оторочкой; не диво; да только

Знай наперед: не сошьешь - долой голова; до свиданья".

Зол возвратился к себе Иван-царевич, а пчелка

Марья-царевна уж там. "Отчего опять так задумчив,

Милый Иван-царевич?" - спросила она. "Поневоле

Будешь задумчив, - он ей отвечал. -Отец твой затеял

Новую шутку: шей я ему сапоги с оторочкой;

Разве какой я сапожник? Я царский сын; я не хуже

Родом его. Кощей он бессмертный! видали мы много

Этих бессмертных". - "Иван-царевич, да что же ты будешь

Делать?" - "Что мне тут делать? Шить сапогов я не стану.

Снимет он голову - черт с ним, с собакой! какая мне нужда!"

"Нет, мой милый, ведь мы теперь жених и невеста;

Я постараюсь избавить тебя; мы вместе спасемся

Или вместе погибнем. Нам должно бежать;
страница 4
Жуковский В.А.   Сказка о царе Берендее, о сыне его Иване-царевиче