снедает;

И место, где поднесь цвели,

Нас боле не признает.

Несчастные, дерзну ль на вас

Изречь благословенье?

И в самой вечности для нас

Погибло примиренье.

Но не сопутствуйте отцу

С проклятием в могилу;

Молитесь, воззовем к творцу:

Разгневанный, помилуй!"

И дети, страшных сих речей

Не всю объемля силу,

С невинной ясностью очей

Воскликнули: "Помилуй!"

"О дети, дети, ночь близка".

"Лишь полдень наступает:

Пастух у вод для холодка

Со стадом отдыхает;

Молчат поля; в долине сон;

Пылает небо знойно".

"Мне чудится надгробный стон".

"Все тихо и спокойно;

Лишь свежий ветерок, порой

Подъемлясь с поля, дует;

Лишь иволга в глуши лесной

Повременно воркует".

"О дети, светлый день угас".

"Уж солнце за горою;

Уж по закату разлилась

Багряною струею

Заря, и с пламенных небес

Спокойный вечер сходит,

На зареве чернеет лес,

В долине сумрак бродит".

"О вечер сумрачный, постой!

Помедли, день прелестный!

Помедли, взор не узрит мой

Тебя уж в поднебесной!..

О дети, дети, ночь близка".

"Заря уж догорела;

В туман оделася река;

Окрестность побледнела;

И на распутии пылят

Стада, спеша к селенью".

"Спасите! полночь бьет!"- "Звонят

В обители к моленью:

Отцы поют хвалебный глас;

Огнями храм блистает".

"При них и грешник в страшный час

К тебе, творец, взывает!..

Не тмится ль, дети, неба свод?

Не мчатся ль черны тучи?

Не вздул ли вихорь бурных вод?

Не вьется ль прах летучий?"

"Все тихо... служба отошла;

Обитель засыпает;

Луна полнеба протекла;

И божий храм сияет

Один с холма в окрестной мгле;

Луга, поля безмолвны;

Огни по тухну ли в селе;

И рощи спят и волны".

И всюду тишина была;

И вся природа, мнилось,

Предустрашенная ждала,

Чтоб чудо совершилось...

И вдруг... как будто ветерок

Повеял от востока,

Чуть тронул дремлющий листок,

Чуть тронул зыбь потока...

И некий глас промчался с ним...

Как будто над звездами

Коснулся арфы серафим

Эфирными перстами.

И тихо, тихо божий храм

Отверзся... Неизвестный

Явился старец дев очам;

И лик красы небесной

И кротость благостных очей

Рождали упованье;

Одеян ризою лучей,

Окрест главы сиянье,

Он не касался до земли

В воздушном приближенье...

Пред ним незримые текли

Надежда и Спасенье.

Сердца их ужас обуял...

"Кто этот, в славе зримый?"

Но близ одра уже стоял

Пришлец неизъяснимый.

И к девам прикоснулся он

Полой своей одежды:

И тихий во мгновенье сон

На их простерся вежды.

На искаженный старца лик

Он кинул взгляд укора:

И трепет в грешника проник

От пламенного взора.

"О! кто ты, грозный сын небес?

Твой взор мне наказанье".

Но, страшный строгостью очес,

Пришлец хранит молчанье...

"О, дай, молю, твой слышать глас!

Одно надежды слово!

Идет неотразимый час!

Событие готово!"

"Вы лик во храме чтили мой;

И в том изображенье

Моя десница над тобой

Простерта во спасенье".

"Ах! Что ж могущий повелел?"

"Надейся и страшися".

"Увы! какой нас ждет удел?

Что жребий их?"- "Молися".

И, руки положив крестом

На грудь изнеможенну,

Пред неиспытанным творцом

Молитву сокрушенну

Умолкший пролиял в слезах;

И тяжко грудь дышала,

И в призывающих очах

Вся скорбь души сияла...

Вдруг начал тмиться неба
страница 6
Жуковский В.А.   Двенадцать спящих дев