Комедия в двух действиях

Действие первое

Сцена представляет залу в доме богатого помещика; направо два окна и дверь в сад; налево дверь в гостиную; прямо - в переднюю. Между окнами раздвижной стол, на столе шашечница. Спереди налево другой стол и два кресла. Между гостиной и передней вход в коридор.

ТРЕМБИНСКИЙ (за сценой). Это беспорядок! Я во всем здесь нахожу беспорядок! Это непростительно!... (Входя в сопровождении лакея Петра). Я имею формальное предписание от госпожи! Меня здесь все должны слушаться! (К Петру.) Понимаешь ты меня?

ПЕТР. Слушаю-с.

ТРЕМБИНСКИЙ. Госпожа со своим супругом сегодня приехать изволят... меня вот наперед прислали, - а мы что здесь делаем? Ничего! Чистят ли дорожки в саду?

ПЕТР. Как же-с, чистят-с. С деревни бестягольных нагнали.

ТРЕМБИНСКИЙ (поступает к Петру). Да ты кто?

ПЕТР (с изумлением). Чего изволите-с?

ТРЕМБИНСКИЙ (подступает ближе к Петру). Ты кто, говорят тебе, кто ты?

ПЕТР (с возрастающим изумлением). Я-с?

ТРЕМБИНСКИЙ (подходит к самому носу Петра). Да, ты, ты, ты... Кто ты?

ПЕТР конфузится, глядит на ТРЕМБИНСКОГО и молчит.

ТРЕМБИНСКИЙ. Да говори же, наконец, - тебя я спрашиваю: кто ты такой?

ПЕТР. Я Петр-с.

ТРЕМБИНСКИЙ. Нет, ты лакей - вот ты кто. Дом - твое дело; и лампы чистить - тоже твое дело; а сад - не твое дело. Бестягольных ли нагнали или других там каких-нибудь - это не твое дело. Это дело приказчика. Я тебя не спрашивал; я от тебя ответа не требовал. Твое дело за приказчиком сходить. Вот это -твое дело.

ПЕТР. Да вот они сами сюда идут-с.

Входит ЕГОР из передней.

ТРЕМБИНСКИЙ. А, Егор Алексеич! Очень кстати изволили прийти. Скажите, пожалуйста, вы распорядились там в саду, насчет...

ЕГОР. Распорядился, Нарцыс Константиныч. Не извольте беспокоиться... Табачку не хотите ли?

ТРЕМБИНСКИЙ (берет табак у Егора и нюхает). Вы не поверите, Егор Алексеич, в каких я хлопотах я с утра. Признаюсь вам откровенно, не ожидал я в таком большом имении найти подобные беспорядки! Не по вашей части, разумеется, не по хозяйству - а в доме.

ЕГОР. Та-ак-с.

ТРЕМБИНСКИЙ. Вообразите себе, например, спрашиваю: музыканты имеются? Вы понимаете - надо господ как следует встретить. Говорят мне, имеются. Ну, говорю, подайте их сюда. Что ж вы думаете? Все они, музыканты-то, в разных должностях состоят. Кто огородником, кто сапожником; контрабас за волами ходит. На что это похоже? Инструменты тоже в беспорядке. Насилу кое-как сладил. (Опять нюхает табак.)

ЕГОР. Хлопотливую должность изволили получить-с.

ТРЕМБИНСКИЙ. Да, смею сказать, не даром хлеб свой ем... А что, музыканты стоят у крыльца?

ЕГОР. Как же, у крыльца. Дождик накрапывать стал - так они было в официантскую забрались: инструменты, говорят, подмочит. Да я их, признаться, выгнал. Ну неравно вестовой прозевает - господа вдруг пожалуют. А инструменты можно под полой подержать.

ТРЕМБИНСКИЙ. Совершенно справедливо. Кажется, все теперь в порядке.

ЕГОР. Будьте спокойны, Нарцыс Константиныч. (Взглядывает на Петра.) Ты что тут торчишь? Ступай-ка вон, на свое место, мой любезный, между продчим... (Петр уходит в переднюю. Из коридора выбегает Маша.) Ишь, ишь, ишь, куда, сударыня, спешите?

МАША. Ах, Егор Алексеич, оставьте! Прасковья Ивановна уж и так затормошила совсем. (Бежит в переднюю.)

ЕГОР (глядит ей вслед, потом оборачивается к Трембинскому и подмигивает глазом. Трембинский ухмыляется). А позвольте узнать, Нарцыс Константиныч, который час?

ТРЕМБИНСКИЙ (смотрит на часы). Три четверти
страница 1
Тургенев И.С.   Нахлебник