цел?

Прорицатель

Чарою цел — и верой.

Эгей

Чарою?

Прорицатель

Знать не нам:
Знай, что любимым шел он.
Верою — в стан, что прям,
И в небосвод, что полон.
Чарой и верой яр,
Ими же заповедан…
Но, изощрив удар,
Старец, — еще победа!
Пурпуром омрача
Меч — улыбался, аще
Бог. Не подъяв меча,
Старец, победа тяжче.
Изнеможден, но светл
Вышел.

Эгей

Хвала! Но что за
Чудище? Змей или вепрь?

Прорицатель

Плотскою страстью прозван
Вепрь тот. Его сразил,
Высшею страстью движим.

Эгей

Ветр, не щади ветрил!
Сын вожделенный, мчи же!

(Жрецу и Провидцу.)

Други, навстречу мчим!
Не выдавай, о старость!
Явление Вестника.

Вестник

Царь, в седине пучин
Черный отмечен парус.

Эгей

Смерть!

(Прорицателю.)

Не земным воздам, —
Лжец! — а иным чеканом!
Жрец, доложи богам:
Сыну навстречу канул
Царь.

Исчезает. Вестник вслед. С другой стороны площади, не встретившись, рядами, граждане.

Хор граждан

Горе! Горе!
Вострый нож!
Море, море,
Что несешь?
Полным коробом роскошным —
Море, море, что несешь нам?
Розы, розы ли вискам?
Слезы, слезы ли очам?
Горе! Горе!
Лютый змей!
Из лазоревых горстей
Дарственных твоих — что примем,
Море, море? Было синим,
Вал, как старец, поседел —
Лишь бы парус вышел бел!
Горе! Горе!
Гнутый серп!
Море, море,
Двоесерд
Нрав твой: кабанам трущобным
Выбесившись, белым овном
Ляжешь, кудри раздвоя,
Море: ярая бадья!
Доля, доля,
Крытый чан!
Море, море,
Чту — очам
Выявишь? За белым тыном
Пены — чту? Каков Афинам
Дар? Растерзанная ткань?
Доля: крытая лохань!
Доля, доля,
Тихий ткач!
Море, море,
Выше мачт —
Вал твой! Кулаком сведенным
То по всем своим поддонным
Бьет владыка Посейдон.
Доля: сжатая ладонь!
Доля, доля,
Длить — доколь?
Море, море,
Всю-то соль
Донную и всю-то кипень
Пенную твою мы выпьем,
Выхлебаем: кипень-смоль,
Доля: лютая юдоль!
Доля, доля…
Воля — где?
Море, море,
Что в ладье?
Крит ли первенцев вернул нам,
Или братственная урна:
Семи вёсен пепл — и дым
Семи юношей с восьмым.
Доля, доля,
Скрытый сплав!
Море, море,
Ниже трав —
Вал твой! На ручьи распалось.
Море! Море! Чту за парус
Там, что ворон меж ветрил?
Горе! Горе! Черен!

Вестник

Был —
Царь. Переполнен[35 - Между первым и вторым слогом перерыв, т. е. равная ударяемость первого и второго слога. Тире мною проставлено не всюду (прим. автора)]
Чан скорби и мглы.
В кипящие волны
Пал царь со скалы.
Беду издалече
Узревши с высот,
Пал — сыну навстречу
С отвесных трехсот.
В пылу чадолюбья
И в пепле тщеты,
В четыреста глуби —
С трех-сот высоты.
Не орл быстролётен,
Царь крыл и когтей —
То старец с трех сотен
Гранитных локтей.
Что яростный кречет —
В волн пенную шерсть —
Взмыл — первым да встретит
Сыновнюю персть.
Не в яростном споре
Ветров и ветрил —
Не в море, а в горе
Себя утопил!
В уст — собственной пене,
Кровавой кайме,
В век — собственной тени,
В недр — собственной тьме,
В убийственном слове
Ко-ротком: к чему?
В отцовской любови
Без-донном чану.
Где пропасти клином,
Где пена ревет —
Летящего принял
В грудь водоворот.

Хор граждан

Горе! Горе! С красных скал —
Горе! Горе! Камнем пал
Царь наш. Наводняй же площадь,
Бессыновних и
страница 79
Цветаева М.И.   Том 3. Книга 2. Драматические произведения