ЗАПИСИ ИЗ ЧЕРНОВЫХ ТЕТРАДЕЙ

(подарок Е. А. Извольской [1 - Извольская Елена Александровна (1897 — 1975) — переводчица, религиозная писательница.] перед отъездом в Японию, Мёдон, апрель 1931 г.)


…Так с каждым мигом всё непоправимей

К горлу — ремнем…

И если здесь всего земное имя —

Дело не в нем. [2 - Заключительная строфа стих. Цветаевой «Земное имя» (1920; 1940).]


* * *

С. М. Волконский. [3 - Волконский Сергей Михайлович, князь (1860 — 1937) — внук декабриста С. Г. Волконского, театральный деятель, художественный критик, мемуарист.]


— Что у Вас уцелело — из ценностей?


Он: — Ничто. (?) (точно спрашивая, проверяя…)


— А человек?


— Мало… Закат солнца… тень трепещущих деревьев… карканье вороны…


* * *

Вам удалось то, чего не удавалось до сих пор никому: оторвать меня не от: себя (отрывал всякий), а от: своего. Так, подолгу застываю над белой страницей своего Егория Храброго [4 - Поэма «Егорушка» (1921 — 1928).]. Этого (другое — всё было!) этого со мною еще не было.


* * *

Думать в ответ. Нескончаемый разговор. Что я буду делать, когда прочту Вашу последнюю строчку? (точку!)


(Ответ: писать свое. Как оно и было. Кламар, 29-го июня 1932 г.)


* * *

Вы — последнее русло моей души, мне так хорошо у Вас в берегах! (как: в руках) О, искус всего обратного мне! Искус преграды! Раскрываю книгу [5 - С. М. Волконский «Художественные отклики»]: Театр (чужд), Танец (люблю только танец Melle Laurence из Гейне и Эсмеральды [6 - Героиня романа В. Гюго «Собор Парижской Богоматери».], но таких не видела и увидеть не могла бы: танец — в слове).


C. M.! Немудрено в Исповеди Руссо — дать живого Руссо, в записях Эккермана — дать живого Гёте [7 - Книга литературного секретаря Гете в 1823 — 1832 гг. И. П. Эккермана «Разговоры с Гете в последние годы его жизни»], в мемуарах Казановы — живого Казанову, но мудрено и невозможно в книге о театре…


Всё тайное станет явным. Это, обычно, говорят о лжи (NB! чужой!). Я это говорю о правде, единственно-сущей: правде сущности. Не моя случайная ложь станет явной, а моя вечная насущная правда. Не станет: уже есть.


* * *

Простите и не примите за дерзость: мне горько, что всегда «по поводу». О как мне бы хотелось — Вас вне театра — балета — мимики, Вас по поводу Вас же, Вас — без, Вас — Вас. «Разговоры» [8 - Книга Волконского] я уже начинаю вспоминать как вскрытую лирическую жилу по сравнению с отрешенностью Откликов.


* * *

Победа путем отказа. (У Вас: вездесущие путем отказа. Музыка.)


Страница 134 (конец). Слышен голос.


* * *

Мысль — тоже страсть (впервые).


* * *

Для меня стихи — дом, «хочу домой» — с чужого праздника, а сейчас хочу домой — в Вашу книгу. В чем же дело? До сих пор я любила только свое и только в определенных (человека — в дневниках, стихах, письмах), т. е. беспредельных, самых непосредственных формах — самых не-формах! — человеческой беззащитности. Голого человека. Нет, ободранного человека (себя). Немудрено, что многое сходило. Всё сходило.


* * *

Ваша геометрия — пуще всякой магии! На всем, что Вы говорите, печать неопровержимости.


* * *

Тоска и благодарность. (Страница 144)


* * *

Хеллерау [9 - Городок близ Дрездена, где в 1912 г. проходили так называемые «Школьные Празднества» — представления обосновавшегося там Института ритмической гимнастики Жак-Далькроза.] — вражда — точно от меня отрывают Алю.


* * *

Но книгу, которую я от Вас хочу —
страница 1
Цветаева М.И.   Тетрадь первая