М. Волошин

Женская поэзия

За последнее десятилетие мы являемся зрителями загадочного и пышного расцвета женской поэзии во Франции.[1 - В начале ХХ века многие журналы публиковали статьи, посвященные современной французской поэзии, и рецензии на появлявшиеся сборники (см., в частности, ж. «Весы» (1909), «Аполлон» (1910)). Вероятно, Волошин имеет в виду поэтесс Франс Дарсе, Люси Деларю-Мардрюс, Валентину де Сен-Пуан, Сесиль Перен, Анну де Ноай.] В то время как творческий дух поэзии как бы отхлынул в том поколении, которое пришло после символистов, целая плеяда женщин-поэтов с ярко выраженными индивидуальностями вступила в литературу. Эта женская поэзия отличается и разнообразием содержания, и сильно выказанным темпераментом, и четкой искренностью.

В некоторых отношениях эта женская лирика интереснее мужской. Она менее обременена идеями, но более глубока, менее стыдлива (стыдливость ведь это исключительно мужское чувство). Женщина глубже и подробнее чувствует самое себя, чем мужчина, и это сказывается в ее поэзии.

В русской поэзии мы можем наблюдать почти параллельное течение. Самые последние годы, которые были сравнительно бедны появлением новых поэтов, принесли нам стихи Любовь Столицы, Аделаиды Герцык, Маргариты Сабашниковой, про которые Бальмонт писал, что они — эти стихи — единственное, что есть интересного в русской поэзии.[2 - Столица Любовь Никитична (1884–1934) — поэтесса; Герцык (Лубны-Герцык) Аделаида Казимировна (в замужестве Жуковская; 1874–1925) — поэтесса, переводчица; Сабашникова (в замужестве Волошина) Маргарита Васильевна (1882–1973) — поэтесса, художница.В 1907 году, делая обзор современной русской поэзии в ж. «Золотое руно», Бальмонт отметил: «Проскользнут два-три чарующие стиха Аделаиды Герцык, Любови Столицы, Маргариты Сабашниковой. И снова дверь, которая куда-то на миг приоткрылась, наглухо закрывается. И чувствуешь мутный осенний воздух» (Наше литературное сегодня: Заметка // Золотое руно. 1907. № 11/12. С. 60).] В «Аполлоне» в этот год были напечатаны два цикла стихотворений такой интересной поэтессы, как Черубина де Габриак,[3 - Литературная мистификация М.Волошина. Под именем Черубины де Габриак скрывалась молодая поэтесса Елизавета Ивановна Дмитриева (в замужестве Васильева; 1887–1928). В ж. «Аполлон»(№ 10) были напечатаны два ее стихотворных цикла «Стихи» и «Двойник».Историю волошинской мистификации Цветаева описала в очерке «Живое о живом».] и только что вышла книга Марины Цветаевой «Вечерний альбом»,[4 - В названии сборника — скрытое посвящение. Так был назван сестрами Цветаевыми темно-синий кожаный альбом, который они подарили своему другу, поэту и переводчику В.О.Нилендеру (1885–1965) на Новый 1910 год, куда записали беседы с ним. Несколько стихотворений сборника юная Цветаева посвятила ему, признаваясь впоследствии, что «Вечерний альбом» она издала «взамен письма к человеку, с которым была лишена возможности сноситься иначе».] о которой мы и хотим поговорить.

Женщины-поэты предыдущего поколения, Зинаида Гиппиус, Поликсена Соловьева (Аllegro),[5 - Соловьева Поликсена Сергеевна (1867–1924) — поэтесса, прозаик, печатавшаяся под псевдонимом Allegro.] как бы скрывали свою женственность и предпочитали в стихах мужской костюм, и писали про себя в мужском роде. Поэтессы же последних лет, подобно поэтессам французским, говорят от своего женского имени и про свое интимное, женское.

Но ни у одной из них эта женская, эта девичья интимность не достигала такой наивности и искренности, как у Марины
страница 1
Цветаева М.И.   Рецензии на произведения Марины Цветаевой