Часть 2



ОБОЛЕНСКОМУ А. В

Тшебово, 8-го сентября 1923 г.


Дорогой Андрей Владимирович,


Все еще вижу Ваше милое лицо на вокзале.[1 - Цветаева с мужем отвезли Ариадну в Моравскую Тшебову, маленький городок на границе с Германией. Сюда была переведена из Константинополя русская гимназия-интернат для детей беженцев. Проведя несколько дней в Тшебове, родители Али вернулись в Прагу.]


Как мне грустно, что нам в этой сутолоке даже как следует не удалось проститься! Это я виновата, с тростью.


Здесь хорошо, но столько чужого (чуждого) — хотя бы совместное жительство пятисот душ (именно душ! Говорю о лагере![2 - В распоряжение гимназии был предоставлен военный лагерь, оставшийся после первой мировой войны.]), что я лишний раз чувствую ужас перед жизнью, ужас перед собой и желание поскорее этот неравный брак (души и жизни!) разорвать.


— Невеселые вещи для открытки?! — Но, увы: «Tout ce qui n’est pas bкte est triste — et tout ce qui n'est pas triste est bкte!»[3 - «Все, что не глупо, то печально — и все, что не печально, то глупо!» (фр.)] Шлю Вам привет и благодарность.


МЦ.


Моравская Тшебова, 2-го января 1924 г.[4 - Цветаева с мужем приехали в Тшебову навестить дочь на рождественские дни.]


С Новым годом, дорогой Андреюшка,


Нашли ли портфель? Какой подарок мне надумали? Желаю Вам в 1924 г. научиться говорить: со мной одной. (С остальными не нужно!) Ходите ли на мою горку? Это моя горка! Пишу про нее стихи.[5 - «Поэма Горы».]


Только что видалась с Вашим братом,[6 - Оболенский Сергей Владимирович] разглядев его близко убедилась, что он похож на Б. Пастернака (моего любимого поэта!). Рассказывал мне о Праге. Напишите мне два слова, вернусь около 10-го. Мой адрес: Moravska Třebova, Rusky Tabor, гимназия, В. А. Богенгардту, для меня.


МЦ.


Вшеноры, 5-го января 1925 г.


Дорогой Андрей Владимирович, Сообщите, пожалуйста, Кате[7 - Рейтлингер К. Н. — молодая приятельница Цветаевой, постоянно сопровождавшая ее в Праге; в то время студентка строительно-архитектурного отделения Пражского политехнического института.]


Paris, 19-е arrondissement


8, Rue Rouvet


Он у нее был, и она его, с записной книжкой, потеряла. Не могу представить себе, чтобы Катя к Вам в Париже не зашла, — думаю, что она даже остановится у Вас.[8 - К. Н. Рейтлингер вместе с сестрой принимала активное участие в организации и жизни православного студенческого движения, в конце 1924 г. она была делегирована на международную христианскую конференцию, проходившую в Манчестере. На обратном пути из Англии заехала в Париж, где была радушно принята Оболенскими.]


Ольга Елисеевна[9 - О. Е. Колбасина-Чернова] писала мне о вашей необыкновенной встрече, — как по-писаному! как в романе! Князь-маляр и жена бывшего министра.


Слышала о Вашей сравнительной удаче, из других ремесл это пожалуй не худшее, — вспомните Тома Сойера и его стену (если когда-нибудь читали).[10 - М. Твен «Приключения Тома Сойера».]


________


Много пишу. В январском № «Воли России» будет мой стих — длинный[11 - Стихотворение М. Цветаевой «Полотерская»] — возьмите у Ольги Елисеевны и прочтите. У нее же можете достать мою прозу «Вольный проезд» («Современные Записки» книга 21) и «Чердачное» в рождественском № «Дней».[12 - Чердачное (Из московских записей 1919–1920 гг.)] В рождественском № чешского «Спроводая» появился мой портрет[13 - Заметка в «Пражском литературном „Спроводае“ под названием „Vynikajici členovй ruskй
страница 1
Цветаева М.И.   Письма. Часть 2