ПИСЬМА М. И. ЦВЕТАЕВОЙ

Часть 1



М. И. ЦВЕТАЕВА, С. Я. ЭФРОН

В. Я. ЭФРОН


В Москву


Феодосия, 22-го мая 1914 г., четверг


Милая Вера,


Только что отправила Вам Сережину телеграмму. Он выдержал все письменные экзамены — 4 языка и 3 математики. Очевидно, выдержал, так как директор на вопрос Лидии Антоновны, как он держит, сказал: «хорошо».


Числа 20-го июня, или 25-го он будет в Москве. Очень хочет повидаться с Петей.[1 - П. Я. Эфрон приехал в Москву в феврале 1914 г.] Где он сейчас, был ли у него Манухин,[2 - Иван Иванович Манухин (1882–1930) — доктор медицины, ординатор Военно-медицинской академии; применял открытый им метод лечения туберкулеза облучением селезенки рентгеновскими лучами.] возможно ли излечение рентгеновскими лучами? Как его самочувствие — внутреннее? Безумно жаль его!


Если ему это может быть приятным, передайте, что Ахромович[3 - Витольд Францевич Ахромович (1882–1930) — поэт, искусствовед, секретарь издательства «Мусагет».] в письме ко мне восклицает о нем: «Какой это очаровательный человек!»


Мы с Алей уезжаем 1-го в Коктебель и пробудем там всё лето. Доктора очень советуют для Али морской воздух и солнце.


Сережа по приезде в Москву пойдет к Титову.[4 - Видимо, врач, в 1907–1908 гг. лечивший Я. К. Эфрона.] У него плохо с сердцем, вообще он истощен, но не так плох, как мог бы быть из-за экзаменов. Обещал мне беспрекословно исполнить совет Титова, или другого специалиста, — ехать именно туда, куда его пошлют, и на столько времени, сколько окажется нужным.


Доктор, смотревший его, сказал, что на военную службу его ни за что не возьмут из-за сердца, но что затронутая верхушка его вполне излечима.


Об Але: она выросла до неузнаваемости и хороша, как ангел. Лицо удлинилось и похудело, волосы почти везде русые, только с боков еще несколько прежних белых прядей.


Говорит она наизусть коротенькие стихи и сама составляет фразу. Например, сегодня она сказала: «Кусака будет мыть ручку». Видя, что идет дождь, она возмущенно воскликнула: «Дождь пи сделал!» (т. е. за маленькое). О себе она говорит частью в первом, частью в третьем лице. Например: «Хочу купаться», «Пойду сама», но вдруг такие неожиданности: «Дай, пожалуйста, купаться».


Когда что-нибудь просит, всегда прибавляет «пожалуйста». — «Дай, пожалуйста, розочку», или бублик, или кубики. Любит смотреть картинки и рассказывать их содержание. Характер идеальный: ни слез, ни капризов. Меня любит больше всех. Я с ней почти целый день, гуляем, заводим шарманку, смотрим картинки.


Няня у нее слегка вроде Груши: молодая (16 лет), веселая и легкомысленная, но сейчас это не опасно, так как Аля с ней находится сравнительно мало. У Али целый гардероб, масса платьев, три — даже четыре! — шляпы, 2 летних пальто, два осенних. Для Коктебеля — цветные носочки и сандалии.


О себе напишу в другом письме. Я, между прочим, подстригла сзади и с боков волосы и выгляжу — по Пра много моложе, по Максу — взрослой женщиной.


Всего лучшего, милая Вера, крепко целую Вас. Передайте мой нежный привет Пете и напишите о нем. На какие деньги он лечится и хватает ли?


Напишите мне до 1-го сюда, после 1-го — в Коктебель. Уезжаю так рано из-за неприятности с Рогозинским.[5 - Дело проясняет следующее письмо В. А. Рогозинского к Волошину от 28 мая 1914 г.: «Относительно Марины Ивановны Вы напрасно беспокоились. Этот инцидент меня задел очень мало. Ее отношение ко мне и особенно к тете Алисе,
страница 1
Цветаева М.И.   Письма. Часть 1