говорить, старый болотный тритон. Золотой ключик будет у меня, или я весь свет переверну кверху ногами.

З в е з д о ч е т. Какое варварство!

Ф е я. Ужасно, ужасно!

О б е з ь я н к а. Бедный, бедный Пьеро.

К у к л а с ц в е т к о м. Зашили бы сначала кукле живот, потом и валяли бы ее по полу.

В с е к у к л ы. Безобразие, безобразие!

К а р а б а с. Кыш! Тряпичное племя! (Поднимает Пьеро, зашивает ему живот.) От рук стали отбиваться. Чуть что - шепот, ропот... Виноват во всем проклятый Буратино... Придется с ним расстаться не по-хорошему, а по-плохому: пробыл в мастерской только одну ночь, и куклы уже начинают дерзко разговаривать, выражать неудовольствие. Изволите видеть, я их плохо кормлю, я их заставляю много работать... (Ставит Пьеро на ноги, дает ему пинка.) Ну, пошел, драный живот! А ну-ка, все, - чем шептаться по углам, давайте репетицию. (Щелкает плеткой.)

Куклы поднимаются.

"Полька-птичка"! Начинать! Нечего кроить кислые рожи!

Музыка.

П ь е р о и к у к л ы (поют и танцуют).

Птичка польку танцевала

На лужайке в ранний час.

В с е к у к л ы.

Нос налево, хвост направо,

Это полька "Карабас".

Два жука на барабане,

Дует жаба в контрабас,

Нос налево, хвост направо,

Это полька "Барабас".

Птичка польку танцевала,

Потому что весела.

Нос налево, хвост направо,

Вот так полечка была!..

Д у р е м а р (мешая клей). Почтеннейший Карабас Барабас, надо подкинуть дровец в огонь, иначе клей не закипит. Где у вас дровишки?

К а р а б а с. Возьми - в ящике, там валяется Буратино, он из сухого дерева, - брось его в очаг.

З в е з д о ч е т. О, Карабас Барабас...

Ф е я. Не бросайте его в огонь.

В с е к у к л ы. Пощадите Буратино, пощадите Буратино...

Б у р а т и н о (выскочил из ящика). Это даже очень глупо на таком хорошеньком, на таком веселеньком мальчике варить гадкий вонючий клей. Я тоже хочу танцевать "Польку-птичку".

К а р а б а с (схватил кочергу, мешает в очаге). Ни о какой жалости не может быть и речи.

Из очага поднялся пепел. Карабас Барабас вдруг начинает чихать, топая ногами.

Ап-чхи...

Д у р е м а р (тащит Буратино). Нечего упираться, лезь, лезь в очаг.

Б у р а т и н о. Я единственная опора в старости у моего папочки... Мой папа хочет сделать из меня народного учителя.

К а р а б а с. Перестань реветь. Полезай в очаг. Ап-чхи!

Б у р а т и н о. Ой-ой-ой, я не могу этого сделать.

К а р а б а с. Почему?

Б у р а т и н о. Я уже пробовал однажды сунуть нос в очаг и только проткнул дырку.

К а р а б а с. Что за вздор! Как ты мог носом в очаге проткнуть дырку?

Д у р е м а р. Лгунишка!

Б у р а т и н о. Очень просто: потому что у моего папы очаг и котелок над очагом нарисованы на куске холста.

К а р а б а с. Что ты сказал? Ап-чхи!..

Д у р е м а р (поднимая палец). Это та самая примета.

К а р а б а с. Где ты видел очаг, нарисованный на куске старого холста?

Б у р а т и н о. В каморке у моего папы Карло.

Д у р е м а р. Значит, таинственная дверца находится у Карло!

К а р а б а с. Тише! Ни слова! Значит, в каморке старого Карло находится потайная...

Д у р е м а р. Тсс... ни слова!

П ь е р о. Слушайте, Карабас Барабас, если вам нужно разогреть клей, бросьте в очаг меня. Я разочарован в жизни.

Куклы бросаются к Карабасу.

К у к л а с ц в е т к о м. Пощадите Буратино.

З в е з д о ч е т. Пощадите и Пьеро.

П а я ц }

П т и ч к а } Пощадите Буратино!

Ф е я
страница 9
Толстой А.Н.   Золотой ключик