мужественны, когда нужно... Всегда к вашим услугам, Екатерина Дмитриевна... Вот - только управлюсь, - в обед забегу, занесу кое-какие приношения из Ростова... У нас там весна... А все-таки на севере - слаще сердцу... Ну, извините...

Подошла Анисья, тоже в халате. Большеглазое лицо ее было разочарованное: ей хотелось с этим рейсом остаться в Москве, но старший врач, - прямо уже не по-советски, - даже не захотел ее слушать: "Какие там еще театральные училища! Скоро опять большие бои, подсыпят раненых... Не пущу!"

- Что ж, подожду до осени, - сказала она Даше и концом косынки вытерла носик. - Года идут, года теряю, вот что обидно... Латугин здесь, пришел меня встречать, - тоже чертушка... Приехал делегатом на съезд. Гордый стал, серьезный... Третий день, говорит, бегаю на вокзал - встречаю ваш санитарный... Пошел уламывать старшего врача, чтобы отпустил меня на сутки... Дарья Дмитриевна, он про Агриппину рассказал: она в Саратове, родила, мальчика ли, девочку, - не знает. Долю хворала... Вернулась с ребенком в полк... Жалко ее, тяжелый характер у нее, - однолюбка...

С вокзала пошли пешком через всю Москву на Староконюшенный, - там для Даши и Телегина была приготовлена комната, где раньше жил Маслов. Вот уже два месяца его больше не было, - сначала он увез книги, потом исчез сам... Шли медленно из-за Кати. Вадиму Петровичу хотелось бы взять ее на руки и нести под этими весенними лохматыми тучами, клубившимися над Москвой. Телегин и Даша немного отставали, чтобы не мешать им. Даша говорила:

- Я боюсь за Катю. Москва и эта школа ее доконают. Она ничего не ест... За три месяца стала совсем прозрачная... Ее нужно к нам в поезд... Я бы ее подкормила... А то - живет одним духом, на что это похоже...

Телегин, - тихо и значительно:

- Да и Вадим без нее тает, вот что...

Их скоро догнала Латугин и Анисья. Она была уже без халата, и щеки ее розовели, Латугин, нахмуренный, серьезный, сдержанно поздоровался и вынул из-за обшлага шинели четыре билета для гостей в Большой театр, на самый верхний ярус.

- Да, на фронте легче, чем у вас в Москве, - сказал он, раздавая билетики, - крупный бой пришлось выдержать из-за этой петрушки... Хорошо комендант попался наш морячок, с крейсера "Аврора"... Так что, не опаздывайте, заседание важное сегодня. Ну, Анисья, пойдемте...

В пятиярусном зале Большого театра, в тумане, надышанном людьми, едва светились сотни лампочек красноватым накалом. Было холодно, как в погребе. На огромной сцене, с полотняными арками в кулисах, сбоку, близ тусклой рампы, сидел за столом президиум. Все они, повернув головы, глядели в глубь сцены, где с колосников свешивалась карта Европейской России, покрытая разноцветными кружками и окружностями, - они почти сплошь заполняли все пространство. Перед картой стоял маленький человек, в меховом пальто, без шапки; откинутые с большого лба волосы его бросали тень на карту. В руке он держал длинный кий и, двигая густыми бровями, указывал время от времени концом кия на тот или иной цветной кружок, загоравшийся тотчас столь ярким светом, что тусклое золото ярусов в зале начинало мерцать и становились видны напряженные, худые лица, с глазами, расширенными вниманием.

Он говорил высоким голосом в напряженной тишине:

- У нас в одной Европейской России - десятки триллионов пудов воздушно-сухого торфа. Запасами его мы обеспечены на столетия. Торф есть топливо на местах. С одной десятины торфяного болота получается в двадцать пять раз больше энергии, чем с десятины леса. Торф - в
страница 213
Толстой А.Н.   Хождение по мукам (книга 3)