наших красноармейцев германский батальон захватили... Не знаешь? А-а!.. То-то, что надо бы тебе знать...

- А ну, рассказывай, Латугин, - раздались голоса.

Он сидел на коленках у костра, у самых углей, озарявших его осунувшееся лицо, на нем остались одни жилы после трех недель мотанья в седле. Он, Гагин и Задуйвитер с самого начала взяты были Телегиным в комендантский батальон и два месяца наедали щеки, а теперь числились кавалеристами в составе эскадрона.

- Был у нас в Десятой Ленька Щур, другого такого головореза едва ли можно найти, если даже хорошо искать, - начал рассказывать Латугин, положив руки на эфес шашки, упертой торчком. - Прошлой осенью, в бытность свою еще в одной украинской бригаде, выехал он в разведку с двумя товарищами. Едут они, ничего не думают и напоролись на немцев, на - без малого - целый батальон. Расположились немцы в глухой местности и варят себе суп...

- Ну, уж это ты врешь, - сказал кто-то из слушателей, - станет германец в глухой местности варить суп...

Латугин тяжело поглядел на этого человека:

- Объяснить тебе - почему они варили суп?.. Хорошо... Немцы пробирались домой, это уж у них была революция... На Украине кругом все села восстали, обгородились пулеметами, никуда не сунешься, германцы обголодались... Теперь понятно тебе?.. Не успели немцы всполошиться, Ленька выхватывает из сумы чистую портянку, нацепил на шашку и смело едет к ним. "Сдавайтесь, говорит, вы окружены огромной силой кавалерии, мы даже и шашек кровянить не станем, потопчем вас одними конями..." Нашелся переводчик, эти слова его перевел. Командир батальона, унтер-офицер, плотный немец отвечает Леньке: "Сомневаюсь, чтобы в ваших словах была правда..." А Ленька ему: "Это правильно, что вы сомневаетесь, садитесь на коня, едем в наш штаб, там предложат вам приличные условия..." Немцы серьезно посовещались, командир говорит: "Гутморген, - ладно, - мы с вами поедем в тройном против вас количестве, в случае, - если будет коварство с вашей стороны, - по дороге вас шлепнем..." Ленька ему: "Пожалуйста, а коварства никакого не будет, вы имеете дело с бойцами революции..." Поехали. Приезжают в штаб. Начинаются с германцами переговоры. Они требуют пропустить их к железной дороге и хотят, чтобы дали им пшена пудов двадцать пять. А наши требуют, чтобы немцы отдали оружие и две пушки. Немцы уперлись, и наши уперлись. А Ленька тут же все время вертится и говорит: "Товарищ комбриг, они голодные - оттого несговорчивые, я их проагитирую, прикажи выдать доброго сала и пшеничного хлеба". О спирте он, сатана, официально не упомянул, а заведующий хозяйством был ему любезный кум, он у него и спроворил четверть. Сел он с немцами в хате, нарезал сала, хлеба, налил спирту в кружку и давай разговаривать о том о сем, - как у нас на Украине хорошо едят да хорошо пьют, да и народ, вообще, располагающий к симпатии. Похвалил он и немцев за то, что они Вильгельма скинули. И хотя разговор у них происходил без переводчика на этот раз, - немцы все понимали: он их и кулаком по спине оглаживал дружески и, взяв за уши, целовал. Скоро за столом остались двое, он да командир ихний, унтер-офицер. Ленька надрывается, а немец только смеется, пальцем качает... Прислали от начштаба - узнать, как дела? Ленька отвечает: "Плохо, командир не поддается агитации, надо еще четверть..." Ну, уж когда кончили они эту вторую четверть, у стола остался один Ленька. Немцы переночевали. Утречком унтер-офицер оставил своих товарищей заложниками - все равно они с перепою и на коня не могли
страница 197
Толстой А.Н.   Хождение по мукам (книга 3)