невинную, страстную песню о новой жизни, - вот об этом весеннем полноводье, о неизмеримом, неизведанном счастье.

Бык, стоявший на травянистом холме, заревел, и на корме парохода засмеялись курсанты, кто-то из них тоже заревел, передразнивая. Рощин блаженно закрыл глаза. Разве смерть - безнадежность? Марусина смерть была светла. Смерть ее была как вскрик уходящего оставшимся: любите жизнь, возьмите ее со всею страстью, сделайте из нее счастье!..

Он не отложил попыток разыскать Катю. По его просьбе, из военного наркомата в уездные исполкомы Екатеринославщины и Харьковщины был послан запрос об Алексее Красильникове, но сведений о его местонахождении до сих пор не поступало. Большего Вадим Петрович сделать сейчас не мог, - эти несколько часов на палубе парохода были единственным свободным временем за полтора месяца работы по восемнадцать часов в сутки.

К нему подошли Чугай и наркомвоен. Это был худощавый человек, в парусиновой толстовке, с покрасневшим от солнца лицом и глазами, влажными и будто пьяными, хотя он никогда не пил и ненавидел пьяных так, что едва не расстрелял хорошего человека, комбрига, застав его в халупе за баклажкой горилки... Указывая на высокий берег, где белела колокольня, наркомвоен говорил:

- Мое село... Бабушка, бывало, заслышит, гудит пароход, - беспокойная была старуха, - сейчас мне слив в лукошко, груш, орехов и гонит на пристань торговать... Ну - купец из меня не вышел...

- А у меня бабуня до-обренькая была, - сказал Чугай, - все по святым местам ходила, до десяти лет меня с собой брала - побираться...

Наркомвоен, - не слушая его:

- Потом уж отдали меня в кузницу - подмастерьем, она и сейчас, должно быть, стоит, вон - пониже колокольни. До сих пор люблю запах древесного угля, угара. Когда мне затылок отбили хорошо, я и подался в Киев, в паровозное депо, - вот как было... А потом уж - в Харьков, на механический...

Чугай, - не слушая его:

- Мастер я был гнусить на церковной паперти. Расцарапаешь себе чего-нибудь, морду кровью измажешь, глаза завел и - давай "Лазаря"... Потом с бабкой, бывало, драка у нас из-за копеечек.

Чугай повторил, уже рассеянно:

- Значит, драка у нас с бабкой...

Он глядел на берег, выдавшийся мысом, у которого Днепр заворачивал к луговому разливу. Выпуклые глаза Чугая напрягались. Он пришлепнул ладонью шапочку с ленточками и быстро пошел к капитанскому мостику...

- Эй, папаша, - крикнул он капитану - сухонькому старичку с висячими усами, - держи подальше к луговой стороне!

- Нельзя, товарищи, идем фарватером, а там же мели...

- Давай, давай не фарвартером! - Чугай хлопнул себя по кобуре. - Давай круче!..

Пароход огибал мыс, и понемногу открывалось на покатом берегу большое село с высокой колокольней, мельницами, белыми хатами и свежей зеленью низеньких, пышных садов.

- Видите, на отшибе, вон - чуть видна - хатенка, там я и родился, говорил наркомвоен Рощину.

Чугай крикнул серьезно:

- Давай, зараза, круче лево руля!

На берегу стояло много телег, у берега - много лодок, к ним теснились люди, прыгая в лодки, и на одной уже торопливо гребли. Чугай в развевающемся бушлате бегом по трапу спустился на палубу. И почти одновременно хлестнули выстрелы с берега и лодок по пароходу и - с парохода загрохотали, пулеметы. С плывущей лодки в воду посыпались люди. Толпа на берегу заметалась, кидаясь по тачанкам, и они вскачь, поднимая пыль, поскакали вверх по широкой улице. Загудел и набатно забил колокол на колокольне.

Стрельба и бегство длились всего
страница 159
Толстой А.Н.   Хождение по мукам (книга 3)