повреждения моста мы не сможем отдыхать в селении, выбранном господином де Бельевром для ночлега, но что наш квартирмейстер уже приготовил ужин в охотничьем домике, расположенном у большой дороги и принадлежащем господину маркизу д"Юрфе. Я увидела, как при этом имени командор нахмурил брови, и испугалась, как бы он не разгадал планы маркиза. Этого, однако, не произошло, мы доехали до охотничьего домика, а у командора никаких подозрений, как видно, не возникало. После ужина, как это и бывало каждый вечер, он отвесил мне низкий поклон, испросил разрешения удалиться и пожелал спокойной ночи. После его ухода я отослала горничных и не стала раздеваться, ожидая скорого появления господина д"Юрфе, с которым я, впрочем, намерена была обойтись так, как он того заслуживал, стараясь, однако, не навлечь на него гнев командора. Едва прошел час, как я услышала на дворе легкий шум. Я отворила окно и увидела маркиза, поднимавшегося по веревочной лестнице. - Сударь, - сказала я ему, - удаляйтесь немедленно, или я позову людей! - Сжальтесь, сударыня, выслушайте меня! - Я ничего не хочу слушать, и если вы только попробуете войти сюда, я позвоню, клянусь вам! - Тогда велите меня убить - ведь я же поклялся, что похитить вас помешает мне только смерть! Не знаю, что мне было делать или отвечать, как вдруг быстро отворилось окно соседней комнаты, и в нем показался командор со светильником в руке. Господин де Бельевр переоделся в халат темно-красного цвета, а парик сменил на остроконечный ночной колпак; теперь в его облике было что-то причудливо внушительное, он казался похож на волшебника. - Маркиз! - вскричал он громовым голосом. - Благоволите удалиться отсюда! - Господин командор, - ответил маркиз, все еще держась на лестнице, - я счастлив видеть вас в моем доме. - Господин маркиз, - продолжал командор, - я в отчаянии от того, что должен вам объявить, но если вы не спуститесь точас же, я буду иметь честь застрелить вас! Тут он поставил светильник на подоконник и направил на маркиза дула двух огромных пистолетов. - Да что вы, командор! - закричала я, высовываясь из окна. - Это же будет убийство! - Герцогиня, - ответил господин де Бельевр, учтиво кланяясь из окна, сделайте милость, извините меня, что я предстаю пред вами в столь неподходящем виде, но в этих чрезвычайных обстоятельствах я надеюсь на снисхождение, о котором не решился бы просить вас во всякое иное время: Благоволите также извинить меня, что на этот раз я не спешу повиноваться вам с тем слепым рвением, которое я всегда вменяю себе в закон, но ваш отец, а мой почитаемый друг, доверил вас моему попечению, и его доверие столь для меня лестно, что я готов заслужить его любой ценой, не отступая даже и перед убийством. При этих словах командор снова поклонился и зарядил пистолеты. - Пускай, - сказал маркиз, - это будет дуэль в новом роде! И, не спускаясь с лестницы, он тоже вынул из кармана пару пистолетов. - Командор, - проговорил он, - погасите светильник, ведь он делает мое положение более выгодным, чем ваше, а я не желал бы воспользоваться этим преимуществом. - Господин маркиз, - отвечал командор, - благодарю вас за любезность и могу только порадоваться, что вижу в ваших руках пистолеты, ибо для меня было бы невыносимо стрелять в безоружного. После этого он погасил свечу и стал целиться в маркиза. - Да вы оба с ума сошли! - закричала я. - Вы же погубите меня - разбудите весь дом! Маркиз, - продолжала я, - прощаю ваше безрассудство с тем условием, что вы немедленно же спуститесь.
страница 7
Толстой А.Н.   Встреча через триста лет