Годунову)

Больно гневен!
Уж раза два сердиться начинал!

Годунов подходит и становится напротив Иоанна.

Иоанн

(подняв голову)

Ты здесь? Ну, что? Ты видел чародеев?
Каков их был ответ? Зачем молчишь ты?
Что ж ты не говоришь?

Годунов

Гм, государь!

Иоанн

Что ты так смотришь на меня?

(Отодвигается от Годунова.)

Как смеешь
Ты так смотреть?

Годунов

Великий государь!
Волхвы тебе велели отвечать,
Что их наука достоверна.

Иоанн

Как?!

Годунов

Что ошибиться им нельзя и что —
Кириллин день еще не миновал!

Иоанн

(встает, шатаясь)

Не миновал? — Кириллин день? — Ты смеешь —
Ты смеешь мне в глаза — злодей! — Ты — ты —
Я понял взгляд твой! — Ты меня убить —
Убить пришел! — Изменник! — Палачей! —
Феодор! — Сын! — Не верь ему! — Он вор! —
Не верь ему! — А!

(Падает навзничь на пол.)

Шуйский

(бросается к нему и поддерживает его голову)

Боже! Он отходит!

Бельский

Позвать врачей! Скорей позвать врачей!

Иоанн

(открыв глаза)

Духовника!

Бельский

Бегите за попом!
Скорей бегите! Люди! Люди! Гей!

Вбегают скоморохи с пеньем, свистом и пляской.

Скоморохи

Ой, жги, жги, жги!
Тащи козла за рога!

Бояре

Что это? Что? Назад! Побойтесь Бога!

Бельский

(бросается на скоморохов)

Назад! Назад! Безбожники! Назад!
Царь умирает!

Мстиславский

Дохтура зовите!

Иоанн умирает. Некоторые бояре бросаются из палаты. Скоморохи разбегаются. Входят Эльмс и Якоби.

Якоби

Где государь?

Бельский

(указывает на труп)

Вот он!

Якоби

(нагибается и щупает пульс Иоанна)

Не бьется пульс!

Эльмс

(берет другую руку)

Не бьется — нет!

Якоби

(щупает сердце)

Не бьется сердце!

Эльмс

Умер!

Якоби

Окончил жизнь!

Годунов

(подходит и кладет руку на сердце Иоанна)

Преставился!

(Отворяет окно и кричит на площадь.)

Москва!
Царь Иоанн Васильевич скончался!

Говор и гул на площади. Годунов выходит из палаты. Бояре обступают Иоанна и глядят на него молча. Входит Захарьин и останавливается перед трупом.

Захарьин

Свершилося! Так вот ты, царь Иван,
Пред кем тряслась так долго Русь! Бессилен,
Беспомощен лежишь ты, недвижим,
И посреди твоих сокровищ беден!
Чего же мы стоим и ждем, бояре?
Во прахе ли пред нами быть тому,
Пред кем полвека мы лежали в прахе?
Иль страшно вам коснуться до него?
Не бойтеся! Уж не откроет он
Своих очей! Уж острого жезла
Не схватит длань бессильная, и казни
Не изрекут холодные уста!

Они подымают Иоанна, кладут его на скамью, делают ему изголовье и покрывают его парчою. Вбегают Федор, царица и царевна Ирина.

Федор

(бросаясь к трупу)

Царь-батюшка!

Царица

О Господи, помилуй!

Ирина

О Господи!

Все трое голосят и рыдают. Крики на площади усиливаются.

Входит стрелецкий голова.

Голова

(к Федору)

Великий государь!
Народ бунтует! Лезут на крыльцо!

Федор

(с испугом)

Что надо им?

Голова

Кричат, что Шуйский с Бельским
Отравой государя извели!

Вбегает стрелецкий сотник.

Сотник

Народ царь-пушкой овладел! Хотят
Разбить дворец!

Бельский

(к Федору)

Вели по ним стрелять!

Федор

Где шурин мой? Борис! Борис! Что делать?

Входит Годунов.

Годунов

(торжественно к Федору, опускаясь на колени)

Великий царь!

Федор

(бросается к нему)

А, вот ты наконец!

Крики на площади,
страница 70
Толстой А.Н.   Том 2. Драматические произведения