затянул?

Битяговский

(является, шапка набекрень, кафтан нараспашку)

«Из корчмы иду я, братцы, удалой,
А несу себе я гусли под полой!»

Кикин

(к Битяговскому)

Великий грех в такую пору, чадо,
Когда на нас прогневался Господь,
Когда являет знаменья на небе,
На землю ж глад и скорби посылает,
Великий грех нам суете служить,
Веселию мирскому предаваться
И суесловием и песнопеньем
Диавола во аде потешать.

Битяговский

Красно, товарищ, сказано! Жаль только,
Что невпопад! Когда ж и веселиться,
Коль не теперь? Аль не слыхали, братцы,
Какую милость нам Господь явил?

Говор

Какую? Говори! Какую милость?

Битяговский

А вот, ребята, слушайте! Бояре
Князь Шуйский с Бельским — накажи их Бог! —
Задумали — чтоб им на том свету
В смоле кипеть! — задумали царя
Отравой извести!

Говор

Слышь, слышь, ребята!

Кикин делает знаки Битяговскому.

Битяговский

(не обращая на него внимания)

Господь греху не попустил свершиться!
Проведал их злодейство Годунов
Да тот пирог, что для царя спекли,
Собаке бросил. Та его как съела —
Так и издохла!

Народ

Ах они, злодеи!
Ах окаянные! Да кто, сказал ты,
Кто спас царя? Кто бросил псу пирог?

Битяговский

Вестимо кто! Боярин Годунов!
Кому ж другому? Он и днем и ночью
Блюдет царя! А без него давно
Проклятый Вольский с Шуйским извели бы
Весь царский корень!

Один из народа(к Кикину)

Что ж ты говорил,
Что Годунов изменник!

Кикин

Да, изменник!
Иль даром нам Господь из-за него
И знаменья и голод посылает?

(Тихо к Битяговскому.)

С ума ты, что ль, сошел аль пьян напился?

Второй

(к Кикину)

Какой же он изменник, коль царя
От смерти спас он?

Третий

(к Битяговскому)

Полно, так ли, брат?
Вот странник слышал сам, как обличал
С креста глас Божий Годунова!

Битяговский

Странник?
Какой? Вон этот, что ли? Ха-ха-ха!
Хорош он странник! Он Прокофий Кикин,
Рязанский дворянин! Мы с ним частенько
По кружалам таскались! Из Рязани
Он дале не ходил, как до Москвы!

(Ударяет Кикина по плечу.)

Прокофий Силыч, ты кого морочишь?
Вишь, нарядился Лазарем каким!

Кикин

(тихо к Битяговскому)

Рехнулся ты?

Битяговский

(тихо к Кикину)

Ты за кого стоишь?

Кикин

(тихо к Битяговскому)

Как за кого? За Вольского! Ведь Бельский
Нас торговал!

Битяговский

(презрительно)

Пораньше было встать!

Кикин

Так вот ты как, Иуда? Погоди-ка:
Я Бельскому скажу!

Битяговский

Небось не скажешь!
Вязать его, ребята! Шуйский с Вольским
Его к нам подослали!

Кикин

Нет, неправда!
Его вяжите! Он от Годунова
Сюда подослан!

Народ

Кто их разберет!
Один из двух морочит нас! — Ребята!
Что долго думать! Вздернем их обоих! —
Зачем обоих! — Будет одного! —
Которого? — А первого! — Второго! —
Нет, первого! —

Слышен звон бубен. Григорий Годунов показывается верхом, с двумя бирючами. За ними валит новая толпа.

Постой, ребята! Тише!
Боярин едет с бирючами! — Смирно!
Он говорить к нам хочет! Тише! — Слушать!
Он говорит!

Григорий Годунов

(говорит с коня)

Зареченские люди
Московских черных сотен и слобод!
Слуга царев, его боярин ближний,
Борис Феодорович Годунов,
Шлет вам поклон. Скорбя о вашей доле
И ведая все ваши тесноты,
Поветрие и ржи дороговизну,
Он хлебные запасы, на Москве
Какие есть, из собственной
страница 56
Толстой А.Н.   Том 2. Драматические произведения