Как хорошо мне между вас обоих!

(Уходит, поддерживаемый Федором и Ксенией.)



Действие четвертое


Красная площадь с лобным местом

Несколько переодетых сыщиков.


Главный сыщик

(наряженный дьячком)

Сейчас народ повалит из церквей!
Вмешайтеся в толпу; глаза и уши
Насторожить! Сегодня панихида
Царевичу Димитрию идет,
Отрепьева ж клянут; так будут толки!

Второй сыщик

(в одежде купца)

Какие толки! Всяк теперь боится
Промолвиться.

Первый

А мы на что? Зачем
Двойную нам награду обещал
Семен Никитич? Зачинайте смело
Тот с тем, тот с этим разговор, прикиньтесь,
Что вы к Москве Отрепьевым тем тайно
Подосланы; когда ж кто проболтнется —
Хвать за ворот его! А если будет
Кому из вас нужна подмога — свистом
Подать маяк! Ну, живо, рассыпайтесь!
Идет народ!

Толпа выходит из церкви.

Один посадский

Великий грех служить
Живому человеку панихиду!

Другой

Тяжелый грех!

Третий

А кто же тот Отрепьев,
Кому они анафему гласили?

Первый

Монах какой-то подвернулся.

Второй

Что ж,
Какое дело до того монаха
Царевичу Димитрию?

Первый

Молчи!
Нас слушают.

Сыщик

О чем вы, государи,
Ведете речь?

Первый

Да говорим: дай Бог
Изменщика, Отрепьева того,
Что Дмитрием осмелился назваться,
Поймать скорей!

Сыщик

(про себя)

Гм! Эти-то с чутьем!
Подходят несколько других.

Один

Вишь, изворот затеяли какой!
Безбожники!

Другой

Знать, плохо им пришлось,
Губителям!

Третий

Романовы в тюрьму
Посажены.

Четвертый

Помилуй Бог, за что?

Пятый

Боятся их за то, что много знают!
Проходят.

Одна баба(догоняет другую). Да постой, голубушка, куда ж ты спешишь?

Вторая. В собор, в собор, матушка! Панафиду, вишь, служат и большую анафему поют!

Первая. Да кто ж это скончался?

Вторая. Никак, Гришка Отрепьев какой-то! Ох, боюсь опоздать.

Третья баба(пристает к ним). Не Гришка, не Гришка, матушка! Царевича Дмитрием зовут!

Первая. Так ему, стало, анафему служат? А панафида по ком же?

Вторая. По Гришке, должно быть!

Четвертая баба(догоняет их). Постойте, кормилицы, и я с вами! По какому Гришке царевич панафиду служит?

Все четверо вместе. Да пойми ты, мать, — я в толк не возьму. — Ахти, опоздаем! — Да побойтесь Бога — кто же скончался-то? — Пойдем, пойдем! Анафема скончался, Гришка-царевич служит панафиду! (Уходят.)

Сыщик

(глядя им вслед)

Проваливай, бабье! От вас ни шерсти,
Ни молока!

Подходят два мужика.

Первый

(указывая на сыщика)

Федюха! А Федюха!
Смотри, у энтого какая сзади
Коса болтается! Чай, из духовных?

Второй

Божественный, должно быть, человек.
Покажем лист ему!

Первый

Нешто, покажем!

(К сыщику.)

Отец родной, позволь тебя спросить:
Ты грамотный, никак?

Сыщик

Господь сподобил.

Первый

Так сделай Божескую милость: вот
Какой-то лист нашли у подворотни;
Прочти его, родимый!

Сыщик

Предъяви!

(Читает.)

«Мы, Божиею милостью, Димитрий
Иванович, царь и великий князь
Всея Руси, ко всем русийским людям:
Господним неким превеликим чудом
Сохранены и спасены…» Гм, гм!

(Читает про себя, потом громко.)

«И первых тех, которые навстречу
Со хлебом-солью к нам придут, тех первых
Пожалуем». Эй, люди, говорите:
Кто дал вам лист?

Первый

Нашли под воротами,
Ей-Богу-ну!

Второй

Под самой
страница 136
Толстой А.Н.   Том 2. Драматические произведения