перепечатывался.

Время написания рассказа можно отнести к 1914 году, когда в творчестве А. Толстого начало появляться критическое отношение к декадентскому искусству, нашедшее свое отражение в рассказе. Наиболее полное раскрытие эта тема получила в романе "Егор Абозов" (см. наст, том) и в первой части трилогии "Хождение по мукам", в эпизодах, характеризующих скандальные выступления футуристов в предвоенные годы в Петербурге (см. в главе 5-й романа "Сестры" характеристику находившейся в квартире Телегина "Центральной станции по борьбе с бытом" и в главе 7-й - изображение футуристического "маскарада" на улицах столицы).

Печатается по тексту газетной вырезки, архив А. Н. Толстого, № 395.

ОБЫКНОВЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК

Впервые напечатан с подзаголовком "Рассказ" в газете "Русские ведомости", 1914, № 297, 25 декабря, где А. Н. Толстой, в то время военный корреспондент этой газеты, обычно помещал свои фронтовые очерки и рассказы.

Рассказ написан по впечатлениям от поездок на Юго-Западный фронт в 1914 году.

Со многими, но небольшими, стилистическими исправлениями вошел в сборник А. Толстого, объединенный общим заглавием "Обыкновенный человек", изд-во "Наши дни", М. 1915; напечатан в сборнике "Дни войны", кн-во "Универсальная библиотека", 3-е изд., 1917. С последующей правкой вошел в том VII Сочинений "Книгоиздательства писателей в Москве", 1-е изд., 1915, 2-е изд., 1916, 3-е изд, 1918. Редактура, проведенная автором в обоих случаях, чисто стилистическая, часто идущая по линии сокращения текста.

В последующие прижизненные собрания сочинений рассказ не включался.

Печатается по тексту VII тома Сочинений "Книгоиздательства писателей в Москве", 2-е изд, 1916.

В ГАВАНИ

Впервые напечатан в газете "Русские ведомости", 1915, № 26, 1 февраля В новой редакции вошел в VII том Сочинений "Книгоиздательства писателей в Москве", 1-е изд., 1915, 2-е изд., 1916, 3-е изд, 1918.

Кроме сокращения отдельных слов и фраз в первой части рассказа, автор внес значительные изменения в эпизод прихода Доди и Ноди к Вакху Ивановичу и его размышления перед встречей со знаменитым поэтом. Сцена чтения Вакхом Ивановичем своих стихов заканчивалась спором и его плачем. Финал рассказа написан заново. По первой публикации Воронов, вернувшись в номер, засыпал. "Проснулся он около полуночи от некоторого беспокойства, как будто не все еще было сделано. Он оглянулся; под лампой лежала клеенчатая тетрадь. Он развернул и прочитал первые строки, затем из середины, затем конец. Это была не то повесть, не то дневник, помеченный лет двадцать назад. Были описаны в ней мелочи какой-то простой жизни, какой-то пикник, прогулки в горы, любовь, встреча с какой-то Машенькой, больной из Петербурга, - все, что бывает в жизни каждого и всегда будет. И еще острее, чем давече утром, поэт чувствовал, как мила, и проста, и дорога ему вся эта жизнь, и даже толстый, заплакавший в кофейне мужчина стал понятен.

- Нужно бы найти этого чудака, договориться до чего-нибудь. Кажется, я еще никому не сделал так больно, как давеча этому в кофейне. Ему бы тоже в гавань, потеплей да попроще.

Он стал думать о гавани, о море, синем, как небо, о большом пароходе, приплывшем к этой земле. И внезапно понял, что нужно сейчас же разыскать Вакха Ивановича, сказать ему одно слово. Поэт быстро оделся и вышел. Едва светало, и уже пахло полынью с гор. На набережной, свесив к воде ноги, сидел Вакх Иванович; спина его была ужасно сутулая. Поэт подошел к нему сзади, присел и обнял за плечи".
страница 372
Толстой А.Н.   Собрание сочинений (Том 2)