так близко и коса ее касалась лица так нежно, что Николушка, взглянув в простенькие глаза девочки, привлек ее и поцеловал в полуоткрытые холодноватые губы.

Случилось так, что тетушка, желая освежить пыльную залу, отворила балконную дверь и, войдя, увидела Машутку, перекинутую назад, с руками, упирающимися в плечо Николушки, и его, охмелевшего в поцелуе; кругом же брошенные книги. Тетушка вскрикнула... Машутка, ахнув, убежала. Николушка же принялся сильно тереть нос.

- Николай! - в волнении ходя по библиотеке, говорила тетушка, - Маша взята мною на полную ответственность, ей шестнадцать лет. Ты понимаешь?. Я знаю, человек ты молодой, кровь у тебя кипит, Машутка красавица... Да что в самом деле, мало тебе одной бабы! Да как ты догадался только так устроиться... Поклянись сию минуту перед крестом, - тетушка вынула из-под кофточки связку образков и крестиков, - на кресте поклянись не трогать Машутку. Не выпущу, пока не дашь честного слова.

Испуганный Николушка поклялся, и тетушка отвернулась к окну, где в зелени берез, скромный и старенький, горел в закате крест туреневской церкви. В саду гуляли Настя и Раечка.

Охватив Раису углом пуховой шали за плечи, Настя говорила, близко наклоняясь к девушке:

- Вы ему ни словечку не верьте, миленькая... Он мастер чудеса плести: таким несчастненьким представится, - послушаешь его, послушаешь и заревешь, как дура... Я ведь его весь характер, как стеклышко, знаю... без разговоров - никак не может, такая у него природа. Для этого мы ведь и сюда приехали, чтобы разговаривать.,.

- Нет, я про то говорю, что несчастный, - сказала Раиса.

- Это он-то несчастный?.. Ах вы, милая, совершенный ребенок... Какой же он несчастный, когда бабы кругом него так и вертятся. - Настя при этом фыркнула носом. - Когда я-то его подобрала, - в него старая женщина, понимаете, влюбилась, и он ее всю обобрал и выгнал, милая, выкинул из дому...

Раиса отвернула лицо и некоторое время шла молча. Настя искоса поглядывала на нее, потом быстро расстегнула рукав на кофточке, открыла руку до локтя:

- Вот, полюбуйтесь, как он со мной поступает... Вы видите - шрам ужасный, через всю руку... - Она, почти со слезами, прижалась ртом к розоватой полоске у локтя, пососала ее и сердито одернула рукав. - Этого шрама ему до смерти не прощу... озвереет, ему - что человек, что собака... По нему каторга давно плачет... Я на него когда-нибудь в суд подам...

- Господи, - вскрикнула Раечка, - что вы мне говорите ..

- А вам-то что? Жалко его?

- Не знаю... Неправда все, что вы говорите... Я знаю, что вы нарочно мне говорите...

- Так вы, значит, влюбились.. Вот что! Так бы вы мне сразу и сказали... Значит, у нас теперь другой разговор начнется...

Настя уже давно оставила Раисино плечо и теперь уперла руки в бока, сощурилась, но продолжать разговора ей не пришлось. Раиса быстро села на лавочку, нагнулась к коленям, закрыла лицо ладонями и молча вздрагивала плечами...

Настя глядела на нее, морща нос: плечики у Раисы были худенькие, и вся она, как цыпленок... Настя закурила папироску, глубоко затянулась несколько раз, швырнула ее в траву и, стремительно сев около девушки, обхватила ее за плечи:

- Слушайте... Не ревите вы из-за этого черта.. Я вам все равно его не отдам, это вы сами знаете... А отдала бы - так вы все глаза через него проревете. Ладно вам в самом деле ..

8

Николушку отправили в лес - проветриться. Узнав о том, что мужики собираются тетушку сжечь, он раскричался, вооружился дробовым
страница 69
Толстой А.Н.   Собрание сочинений (Том 1)