сколько мне лет...

- - Что же ты ему ответила?

- Шашнадцать...

- Еще что?

- А еще спросил - есть ли у меня полушалка шелковая...

- А на это что ты ему ответила?

- Сказала, что полушалки нету.

- Ну, вот что, - проговорила тетушка строго, - молодой барин с тобой все шутит... А ты ему не надоедай, часто на глаза не попадайся. Поняла?

И Анна Михайловна, закрыв конторские книги и отпустив Машутку, долго еще, покачивая головой, глядела, как за окном в сирени возятся и пищат серые воробьи. "Ох, трудно мне будет, трудно с ними со всеми", - думала она.

Когда Анна Михайловна выходила из конторы, в дверях с ней столкнулся Николушка и голосом выздоравливающего человека проговорил:

- Тетя, дайте же мне работу, ради бога...

- Какую тебе, батюшка, дать работу? Отдохни сперва, отъешься...

- Я видел, у вас наверху - библиотека... Вот ее бы взять и привести в порядок.

- Удружишь, друг мой, вперед говорю - спасибо. Еще дед твой покойный все собирался разобрать книги... Сейчас народ к тебе сгоню, - обрадованная тетушка поспешила распорядиться насчет людей.

7

В библиотеке было навалено на пол-аршина пшеницы; пыль густо покрывала шкафы, стекла, карнизы; на поверхности столов расходились следы мышиных лапок.

Матвей-кучер и девчонки лопатами погнали пшеницу из библиотеки в залу. Поднялось густое облако пыли; лица у всех стали серыми; бегали по пахучему зерну потревоженные мыши; в открытых гнездах шевелились розовые мышата; испуганный голубь летал под

потолком, задевая крыльями поломанную хрустальную люстру.

- Довольно, - сказал Николушка, вытирая потное лицо, - подметите теперь и ступайте...

В библиотеке открыли окна, и влился в заплесневелую комнату травянистый воздух вечера. Николушка, стоя на лестнице, открыл узкую дверцу первого шкафа, - оттуда легко посыпалась труха съеденных мышами книг.

- Аи! - крикнула, отряхиваясь, Машутка. Николушка обернулся, девушка стояла под лестницей, поглядывая исподлобья на молодого барина.

- Ты зачем тут? - сказал Николушка и, захватив обеими руками труху, бросил ее в Машутку. - А это видела?

- Только подмели, барин, а вы сорите, - сказала Машутка, махнула косенкой.

- Дай-ка я тебя отряхну.

Сойдя на несколько ступеней, нагнулся он и, растрепав Машутке волосы, легонько ущипнул ее за шейку под круглым подбородком. _

- Вот барыне пожалуюсь, - шепотом сказала Машутка, но не отошла.

Николушка рассмеялся и, открыв второй шкаф, где не хозяйничали мыши, с трудом вынул из плотной кипы книгу в желтой коже с золотом.

- Что с книжками-то сделаете? - спросила Машутка.

- Читать, глупая, буду. Вот слушай: сочинение Ек-картгаузена - "Семь таинств натуры". А вот "Путешествие Анахарсиса Младшего". Поняла? А вот, Николушка сошел с лестницы и сел на нижнюю ступень, читая: - "Неонила, или Распутная дщерь".

- Чего это?

- Слушай... "...погубивши в своем жестоком распутстве благородного кавалера виконта де Зарно, тщеславная продолжала гнусные козни, противные столь же людям, сколь и творцу, создавшему сию мерзкую тварь..."

Машутка, рассматривая картинку, изображающую Неонилу, без рубашки, в постели, лицом вниз, и камеристку около, приготовляющую аппарат для облегчения желудка, и в дверях кавалера де Зарно, придвинулась и дышала Николушке на щеку...

- "...но обладала распутная, - продолжал читать Николушка, - столь совершенной красотой, что не было земнородного, коий мог бы противопостоять оному соблазну..."

Машутка дышала
страница 68
Толстой А.Н.   Собрание сочинений (Том 1)